Особенности информационной войны во время агрессии НАТО против Югославии

 

Особенности информационной войны накануне агрессии

При подготовке агрессии против Союзной Республики Югославии НАТО придавало большое значение организации и ведению информационной войны. Военно-политическое руководство блока исходило из того, что умелое и эффективное осуществление информационно-психологического воздействия в значительной степени определит уровень международной поддержки проводимых НАТО силовых акций и существенно скажется на морально-психологической устойчивости вооруженных сил и руководства СРЮ.

При планировании агрессии основные усилия информационных структур блока направлялись на решение следующих задач:

  • формирование негативного представления о военно-политическом руководстве СРЮ как об источнике кризиса и основной причине гуманитарной катастрофы в Косово и Метохии, деструкцию морально-этических ценностей сербского народа и нагнетание неблагоприятного психологического климата в отношениях различных политических сил СРЮ;
  • создание и поддержание у военно-политического руководства СРЮ сдерживающего страха перед силовыми акциями НАТО, в том числе и за счет подчеркивания реализуемости декларируемых угроз, афиширования высокой эффективности имеющихся вооружений и потенциальных возможностей объединенных вооруженных сил блока;
  • формирование репутации внешнеполитического руководства США и НАТО как весьма жесткого в своих решениях и последовательного в действиях;
  • прицельную информационную обработку ключевых фигур в руководстве СРЮ на основе учета их психологических особенностей, политической и иной ориентации, пропаганду и внедрение форм общественного поведения, снижающих моральный потенциал нации.

Одновременно с решением перечисленных задач планировался целый ряд мероприятий по воздействию на информационную инфраструктуру СРЮ.

События в Югославии в этой области развивались стремительно и зачастую трагично. Югославские СМИ старались всячески подчеркнуть единство союза. Однако мировое общественное мнение формировалось под воздействием западных СМИ, склонных к поддержке сепаратистских тенденций и настроений в югославских республиках. В силу этого предыстория гражданских, а затем и межгосударственных военно-политических конфликтов на территории бывшей Югославии не получала должного освещения, тем более, что негативный образ СРЮ был создан и поддерживался в мировом общественном мнении еще со времени военного конфликта в Боснии и Герцеговине.

На основании решения президента США были определены объекты воздействия: на политическом уровне — это широкие слои населения стран НАТО и мировая общественность, на стратегическом — правительство, на­род и вооруженные силы Югославии. Все мероприятия планировалось провести в два этапа.

На первом этапе (до начала агрессии) было предусмотрено информационное воздействие на политическом уровне. Его основными объектами являлись: широкая общественность стран НАТО, других государств Евро­пы, включая Россию, население Ближнего и Среднего Востока, Азии. Главные цели, поставленные на этом этапе, состояли в обеспечении междуна­родной поддержки курса США и их союзников по НАТО в отношении СРЮ, убеждении мирового сообщества, что в Югославии нарушаются права албанцев, и оправдании необходимости применения военной силы.

На втором этапе (с началом агрессии) акцент был сделан на ведение информационного противоборства на стратегическом уровне. В качестве основных объектов воздействия на территории Союзной Республики Югославии были определены ее правительство, личный состав вооруженных сил и население. Конечная цель всех мероприятий по информационному воздействию на этом этапе — безоговорочная капитуляция СРЮ на условиях США и НАТО.

План информационной войны был согласован со всеми странами-участницами НАТО, от которых были выделены воинские контингенты. В ее осуществлении участвовали высшее политическое руководство стран НАТО, министерства иностранных дел, спецслужбы, национальные СМИ, армейские структуры ведения психологических операций. Участие этих сил в информационной агрессии против Югославии было подтверждено многочисленными теле- и радио заявлениями президента США, премьер-министра Великобритании, генерального секретаря НАТО, руководителей министерств иностранных дел и обороны стран-членов Североатлантического альянса.

В США основные задачи в информационной войне на стратегическом уровне выполняли государственный департамент, Информационное агентство США (ЮСИА) со своими подразделениями (международные спутниковые телесети, радиостанции "Голос Америки", "Свобода", "Свободная Европа"), Центральное разведывательное управление и специалисты-психологи из Пентагона.

Структурные подразделения ЮСИА бесплатно рассылали в адрес тысяч радиостанций многих стран мира свои передачи в записи, издавали различные информационные бюллетени. Большое значение в деятельности ЮСИА придавалось реализации американских материалов в зарубежной прессе. Необходимо особо отметить, что распространение продукции самого ЮСИА внутри США было строго запрещено.

Таким образом, против СРЮ была осуществлена целая серия информационно-психологических операций. Она включала мощное воздействие на информационные системы Югославии с целью разрушения информационных источников, подрыва или ослабления системы боевого управления, изоляции не только войск (сил), но и населения.

Составной частью информационной агрессии явилось и развертывание направленного и интенсивного вещания на территорию Югославии радио­станции "Голос Америки", уничтожение теле- и радиоцентров с целью обеспечения контроля над общественным мнением населения. Так, после разрушения телецентров в Приштине и Белграде местные жители вынужденно оказались в информационном поле СМИ только стран НАТО. Для непосредственной "оккупации информационного пространства Югославии" НАТО применяло апробированные ранее США в Ираке, Гренаде и Панаме способы, в том числе летающую теле- и радиостанцию "CommandoSolo", которая транслировала свои передачи на частотах, используемых сербским телевидением.

В рамках информационно-психологических операций было спланировано ведение радиовещания на Югославию с территорий сопредельных стран, а также разбрасывание пропагандистских листовок. Предполагалось активное использование штатных формирований психологических операций и соответствующих СМИ, находящихся в распоряжении командования сухопутных войск США. Для нарушения работы югославских компьютерных сетей Нью-Йорским университетом по заказу Пентагона были разработаны программные пакеты вирусов для внедрения в компьютерные базы данных.

Информационное обеспечение военных действий США и НАТО было направлено, прежде всего, против системы управления ВС СРЮ. В этих целях помимо применения управляемых ракет планировалось использование электромагнитных бомб, разрушительное действие которых сравнимо с поражающим фактором электромагнитного импульса, возникающего при ядерном взрыве. Этот импульс способен вывести из строя всю радиоэлектронную технику в радиусе десятков километров.

Успешное выполнение задач информационного обеспечения, по мнению военных экспертов, предполагало достижение трех важнейших целей:

  • способности к дешифровке и пониманию работы информационных систем противника;
  • наличия разнообразных и эффективных средств их поражения;
  • готовности к оценке качества уничтожения информационных целей.

В ходе военной операции против СРЮ руководство США и НАТО доби­валось не только всестороннего обеспечения выполнения конкретной акции. Значительное внимание уделялось отработке перспективных спосо­бов ведения информационной войны.

По взглядам руководства НАТО, вооруженные силы, владеющие информационными технологиями, представляют собой новую категорию войск с особой тактикой ведения боевых действий, организационно-штатной структурой, уровнем подготовки личного состава и вооружением, полностью отвечающим требованиям современной войны. Войска и силы, привлекаемые для ведения информационной войны, активно применяют технологии цифровой связи, целостные системы боевого управления и разведки, высокоточное оружие и связь со всеми операционными системами. Важнейшим условием эффективных действий этих сил является их оснащение самыми современными видами вооружений: радарами второго поколения, системами опознавания типа "свой—чужой", глобальными космическими навигационными системами и боевой техникой со встроенной цифровой аппаратурой.

Особенности информационной войны в ходе операции

Информационное воздействие в операции НАТО "Союзническая сила" велось с использованием отлаженного механизма, который был успешно апробирован в ходе подготовки и ведения военных операций ВС США в 90-х годах ("Буря в пустыне" в Ираке, "Поддержка демократии" на Гаити, миротворческая операция ИФОР — СФОР в Боснии и Герцеговине и др.) Главные усилия в борьбе за информацию между ОВС НАТО и ВС Югославии были сосредоточены в информационно-психологической и информационно-технической сферах.

Основной составляющей информационной войны ВС НАТО во время агрессии против СРЮ являлось массированное идеологическое и психологическое воздействие крупнейших СМИ стран Запада и сил психологической войны ВС США на население и личный состав вооруженных сил Югославии, государств Североатлантического блока, а также мировую общественность. Для обеспечения позитивного мирового общественного мнения о действиях ОВС НАТО в операции "Союзническая сила" страны блока вели мощную и активную пропагандистскую кампанию, направленную на формирование образа врага, против которого не только можно, но и необходимо применить оружие. При этом активно использовались традиционные методы воздействия на общественное сознание:

  • репортажи о событиях;
  • описание актов геноцида албанского населения Косово и Метохии;
  • демонстрация силы и показ возможностей современных видов вооружения ВС США и других стран альянса, результатов ракетно-бомбовых ударов по Югославии; комментарии социологических опросов, связанных с событиями на Балканах.

Роль главного агитатора и пропагандиста, призванного защищать позицию США и НАТО в ходе агрессии, была отведена министру обороны У. Коэну. По сообщениям наблюдателей, только за первый день бомбардировок он выступил сразу в восьми телепрограммах, в пяти утренних выпусках новостей основных телеканалов и трех наиболее популярных вечерних информационно-аналитических передачах. У. Коэну помогали также помощник президента США по национальной безопасности С. Бергер и госсекретарь М. Олбрайт.

К гражданам США с антисербским воззванием обратился Б. Клинтон. Своим соотечественникам, находящимся за тысячи километров от Югославии, он популярно, в доступной для американцев форме разъяснил причины применения военной силы в отношении суверенного государства.

В этот же период прошла серия передач заказного характера на телевизионном канале Си-эн-эн, в ходе которых военные эксперты и аналитики буквально заполнили основную часть времени новостных и аналитических выпусков активной пропагандой в пользу действий НАТО. Ведущим кор­респондентом Си-эн-эн, умело спекулировавшим на чувствах американцев, являлась К. Аманпор — жена официального представителя госдепартамента США Дж. Рубина. Следует отметить, что использование корреспондента-женщины для освещения сюжетов о зверствах сербов в Косово и Метохии, страданиях косоварских женщин и детей имело сильное психологическое воздействие на американскую аудиторию.

Только в течение первых двух недель операции в Косово и Метохии Си-эн-эн подготовила более 30 статей, которые были размещены в Интернете. В среднем каждая статья содержала около десяти упоминаний о Т. Блэре со ссылками на официальных представителей НАТО. Примерно столько же раз в каждой статье использовались слова "беженцы", "этнические чистки", "массовые убийства". В то же время упоминание о жертвах среди мирного населения Югославии встречалось в среднем 0,3 раза. Анализ содержания текста сообщений позволяет сделать вывод о том, что проводимые психологические операции были хорошо подготовлены и отработаны.

Одним из безотказных приемов воздействия на аудиторию стало использование так называемых объективных цифр и документальных данных. Так, один из аналитиков Си-эн-эн заявил о будто бы имевшем место факте использования 700 албанских детей для создания банка крови, предназначенного для сербских солдат. Такая дезинформация, естественно, произве­ла сильное впечатление на общественное мнение Запада.

Деятельность Си-эн-эн во взаимодействии с другими СМИ, а также с группами психологических операций ВС США была рассчитана на максимальный охват аудитории, возможность активного ведения дезинформации и включала в себя разнообразные формы подачи материалов с учетом восприимчивости аудитории.

В качестве вспомогательных методов по оказанию психологического давления на "несговорчивых" югославов американские специалисты избрали:

  • введение против Югославии полной экономической блокады;
  • инсценировку (провоцирование) гражданского неповиновения, массовых митингов и демонстраций протеста;
  • нелегальные подрывные и террористические акции.

В ходе информационного противоборства на этапе подготовки агрессии НАТО удалось создать необходимые международные условия для своих силовых акций и их поддержки в международных организациях. Выполнение других задач, связанных с разрушением единства народов СРЮ в отстаивании своих национальных интересов, было не столь успешным.

Несмотря на сильнейшее информационно-психологическое воздействие со стороны США и НАТО и неблагоприятный информационный фон, руководство СРЮ в целом достаточно умело действовало в сфере управления информацией, успешно противостояло информационно-психологическому давлению. В ходе конфликта не было зафиксировано случаев частичной или полной потери контроля над ситуацией со стороны югослав­ских институтов власти из-за нарушения информационной инфраструкту­ры.

Информационное обеспечение действий войск (сил) НАТО в ходе военного конфликта планировалось руководством блока по следующим направлениям:

  • применение разведки для обеспечения войск (сил) необходимой информацией;
  • принятие мер по введению противника в заблуждение;
  • обеспечение оперативной скрытности;
  • проведение психологических операций;
  • применение боевых электронных средств с целью последовательного поражения всей информационной
  • системы и личного состава;
  • разрыв информационных потоков;
  • ослабление и разрушение системы боевого управления и связи противника, принятие необходимых мер по обеспечению защиты своей аналогичной системы.

Наибольшее внимание в планах уделялось реализации следующих основных способов ведения информационной войны:

  • применению тяжелого вооружения для полного разрушения штаб-квартир, командных пунктов и центров боевого управления войск (сил) югославской армии;
  • использованию соответствующих электронных средств и электромагнитного оружия для подавления и нейтрализации работы центров сбора информации ВС Югославии, для выведения из строя его средств связи и радиолокационных станций;
  • введению в заблуждение югославских органов, ответственных за сбор, обработку и анализ разведывательной информации о противнике посредством имитации подготовки и проведения наступательных действий;
  • обеспечению оперативной скрытности посредством строгого соблюдения режима секретности и воспрепятствования доступа противника к своей информации;
  • проведению психологических операций, особенно с использованием телевидения, радио, печати для подрыва морального духа войск и населения СРЮ.

При реализации перечисленных способов ведения информационной войны важнейшими формами информационного воздействия были информационно-пропагандистские акции, радиоэлектронная борьба, дезинформация. Использовались также специально разработанные методики и новые технологии разрушения баз данных, нарушения работы югославских компьютерных сетей.

В то же время повсеместно занижались боевые потери блока, замалчивалась информация о просчетах руководства НАТО, гибели мирного населения, выступлениях мировой общественности против продолжения и эскалации военных действий.

Таким образом, главной целью информационно-психологического воздействия США и руководства НАТО на население и вооруженные силы стран — участниц вооруженного конфликта явилось формирование такого общественного мнения, которое в значительной степени оправдывало бы агрессию ОВС альянса против суверенного государства.

Однако тенденциозный, агрессивный характер информационного воздействия, осуществляемого НАТО в рамках начавшейся операции, впервые вызвал активное противодействие со стороны Белграда. Анализ событий показывает, что руководство США и НАТО на первом этапе операции оказались не в полной мере готовы к таким ответным действиям СРЮ. Подтверждением тому являются не только негативные для НАТО результаты социологических опросов, но и конкретные действия альянса, предпринятые уже по ходу второго этапа операции для того, чтобы вернуть утрачен­ную инициативу в информационном противоборстве.

Используя все возможности СМИ, военно-политическому руководству Югославии удалось временно перехватить инициативу в информационно-психологическом противоборстве. Югославские СМИ, задействованные в пропагандистской кампании, удачно использовали факты жертв среди гражданского сербского и албанского населения Косово и Метохии, нарушений ОВС НАТО основных положений Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним, а также поддержку политических, религиозных и общественных деятелей России, Украины, Белоруссии и других государств.

Проведенные контрмеры вызвали всплеск патриотических чувств среди населения Югославии и подъем морально-психологического состояния военнослужащих ВС СРЮ. За счет ограничения передвижения иностранных журналистов, введения запретов на распространение определенной информации руководство СРЮ добилось сокращения количества сообщений СМИ негативного характера о проводимой им политике.

Таким образом, своевременно принятые меры политическим и военным руководством СРЮ на первом этапе операции "Союзническая сила" помешали США и блоку НАТО убедить мировую общественность в адекватности методов и способов проведения военной операции в Югославии, справедливости ее целей и задач. В результате в мировом общественном мнении произошел определенный раскол в отношении политики США и НАТО на Балканах.

Временные неудачи США и его союзников по западному альянсу в информационно-психологическом противоборстве с Югославией были также обусловлены и многочисленными ошибками, которые были допущены руководством НАТО в сфере связей с общественностью. Так, настоящий провал произошел при интерпретации руководителями НАТО факта авиационного удара по колонне беженцев в Косово и Метохии 14 апреля 1999 года. Пресс-службе альянса потребовалось пять дней, чтобы в конце концов предоставить собственную более или менее ясную версию случившегося.

Несогласованность действий руководителей блока и его пресс-службы наблюдалась также и при оправдании авиационных ударов ОВВС по зданию посольства Китая в Белграде 8 мая, транспортным средствам (12 апреля, 1, 3, 5, 30 мая) и жилым кварталам в городах Алексинац (5 апреля), Приштина (9 апреля), Сурдулица (27 апреля, 31 мая), Софии (28 апреля), Ниш (7 мая), Крушевац (30 мая), Нови-Пазар (31 мая) и другим объектам.

Участившиеся провалы и упущения в работе пресс-службы НАТО привели к тому, что в ходе второго этапа операции в штаб-квартире блока в Брюсселе произошла серьезная реорганизация информационно-пропагандистского аппарата НАТО. Аппарат пресс-службы был усилен опытными специалистами в области "паблик рилейшнз", в том числе организаторами предвыборных кампаний в США и Великобритании.

Для восстановления утраченного в информационном противоборстве превосходства НАТО предприняло целый ряд решительных мер.

Во-первых, ряд ведущих мировых радиостанций ("Голос Америки", "Не­мецкая волна", Би-Би-Си и др.) значительно увеличили интенсивность радиовещания в УКВ-диапазоне на страны Балканского региона на албанском, сербохорватском и македонском языках. При этом радиостанции использовали американские передатчики, которые в срочном порядке были установлены на границах с Сербией. Передачи информационно-психологической направленности из-за пределов воздушного пространства СРЮ осуществлялись силами авиационной группы 193-го авиакрыла сил специальных операций национальной гвардии ВВС США с бортов самолетов EC-130E/RR.

Во-вторых, с целью подрыва информационно-пропагандистского потенциала Югославии ОВВС НАТО нанесли ракетно-бомбовые удары по теле- и радиостанциям, студиям и ретрансляторам, редакциям СМИ, большинство которых было уничтожено, что фактически означало ликвидацию системы телерадиовещания СРЮ.

В-третьих, на исходе второго месяца вооруженного конфликта под давлением НАТО совет директоров европейской телевизионной компании 'ЕУТЕЛСАТ" принял решение о запрете для компании "Радио и телевидение Сербии" вести вещание через спутник. В результате Сербское государ­ственное телевидение лишилось последней возможности транслировать передачи на страны Европы, а также на значительную часть территории своей республики.

В-четвертых, силами психологических операций ВС США над территорией Югославии было разбросано более 22 млн. листовок с призывами к сербам выступить против президента С. Милошевича и способствовать “скорейшему завершению операции объединенных сил НАТО.

В-пятых, впервые мощная информационная поддержка крупной военной операции НАТО была развернута в сети Интернет. В ней было размещено более 300 тыс. сайтов, посвященных или в разной степени затрагивающих косовскую проблему и военную операцию альянса а Югославии. Подавляющее большинство указанных сайтов было создано непосредственно или при содействии американских специалистов по компьютерным технологиям, что, безусловно, повысило эффективность пропагандистской кампании НАТО.

В итоге, несмотря на отдельные сбои, руководство НАТО сумело переломить ситуацию в информационно-психологическом противоборстве с Югославией и завоевать информационное превосходство. Информационно-пропагандистский аппарат альянса в целом выполнил поставленные перед ним задачи, своевременно внес коррективы в свою деятельность, разработал и применил новые формы и методы информационно-психологического воздействия на противника.

С другой стороны, ход боевых действий показал, что умелое управление информацией со стороны руководства СРЮ в определенной степени позволило противостоять информационно-психологическому воздействию со стороны НАТО на население и вооруженные силы страны.

Еще одной составляющей информационного противоборства в операции "Союзническая сила" явилось информационно-техническое противостояние ОВС НАТО и ВС СРЮ.

Борьба за информационное доминирование развернулась прежде всего в сфере электронных средств разведки, обработки и распространения информации ОВС НАТО при активном использовании современных средств и систем разведки, связи, радионавигации и целеуказания. В связи с этим соответствующие подразделения ОВС НАТО провели широкомасштабные акции по поражению важнейших пунктов управления ВС СРЮ, других элементов государственной и военной информационной инфраструктуры Югославии, а также подавлению находящихся на вооружении югославской армии систем и средств радиосвязи и радиолокационной разведки.

В ходе нанесения авиационных ударов по объектам информационной инфраструктуры ОВВС альянса использовали следующие виды нового оружия:

  • управляемые авиабомбы JDAM с наведением по сигналам космической радионавигационной системы GPS (США);
  • управляемые авиабомбы JSOW и WCMD;
  • авиабомбы для вывода из строя средств радиолокации ("И"-бомбы, обладающие способностью генерировать мощные электромагнитные импульсы в радиодиапазоне частот).

Полной дезорганизации системы управления ВС Югославии удалось избежать лишь благодаря комплексному применению защитных мер, включающих оперативную маскировку, радиоэлектронную защиту и противодействие разведке противника. Творчески используя опыт иракских ВС в борьбе с МНС во время войны в Персидском заливе, ВС СРЮ удалось отразить большинство ударов интеллектуальным оружием, сохранить большую часть своего вооружения и военной техники, в том числе средств радиосвязи, радиотехнической и радиолокационной разведки.

Большое значение для сохранения боеспособности армии имели:

  • своевременный перевод системы управления группировками войск (сил) ВС Югославии на полевые пункты управления;
  • периодическая передислокация частей и подразделений;
  • маскировка вооружения и военной техники;
  • устройство ложных позиций, в том числе с использованием надувных макетов тяжелого вооружения;
  • введение режимных ограничений на работу радиоэлектронных средств.

Другой важнейшей составляющей информационно-технического противоборства явилась борьба за информацию в вычислительных системах. Югославские хакеры неоднократно пытались проникнуть через сеть Интернет в локальные вычислительные сети, используемые в штабах ОВС НАТО. Массовые запросы серверов этих сетей в отдельные периоды времени затруднили функционирование электронной почты. И хотя действия хакеров имели эпизодический характер, применение информационного оружия следует считать перспективным направлением информационного противоборства.

Выводы

Таким образом, можно заключить, что войска НАТО, оснащенные информационными технологиями, имеют боевой потенциал, троекратно превышающий эффективность боевого применения обычных частей. Анализ боевых действий армии США показал, что информационные технологии обеспечивают сокращение среднего времени подлета и подготовки к атаке ударных вертолетов с 26 до 18 минут и увеличение процента поражения целей ПТУРами с 55 до 93 проц. Обработка и передача донесе­ний в вышестоящие штабы в звене "рота—батальон" сокращается с 9 до 5 минут, вероятность дублирования телеграмм снижается с 30 до 4 проц., передачи подтверждающей информации по телефонным линиям — с 98 до 22 проц.

Однако, как показывает анализ событий, то, что привело к ожидаемым результатам в Панаме и частично в Ираке, в Югославии оказалось малоэффективно. Так, в ответ на бомбардировки и массированное информационно-психологическое воздействие народ Югославии продемонстрировал единство и согласие, в том числе и среди недавних политических противников, а многократный перевес войск стран — участниц агрессии против Югославии в личном составе и технической оснащенности не дал ожидаемых результатов при ведении широкомасштабных боевых действий. Опираясь на это, можно заключить, что даже самые современные информационные технологии вряд ли когда-либо могут заменить осознание каждым военнослужащим целей и характера войны в защиту территориальной целостности и независимости своей страны.

Безусловно, США и НАТО, обладающие более совершенными методами и средствами информационного противоборства, добились в ходе военного конфликта подавляющего превосходства в информационной сфере. Вместе с тем активные действия военно-политического руководства Югославии по нейтрализации информационно-психологических воздействий со стороны НАТО позволили ослабить информационный натиск на личный состав ВС СРЮ и население страны, а на одном из этапов даже перехватить инициативу в этом противоборстве.

Стратегия оборонительных военных действий ВС Югославии, ограниченность средств ведения радиоэлектронной борьбы, отсутствие методологии применения информационного оружия не позволили им провести комплекс мероприятий по активному информационно-техническому воздействию на системы управления, разведки, навигации и целеуказания противника. Это обусловило поражение ВС СРЮ в информационном противоборстве с ОВС НАТО.

Можно констатировать, что информационное противоборство в операции "Союзническая сила" занимало значительное место в действиях противостоящих сторон. Полученный опыт, а также перспективы технического развития дают основание выделить этот вид противоборства в рамках вооруженной борьбы в отдельную область противостояния между государствами или союзами государств. Особенность такого противостояния заключается в скрытности мероприятий, находящихся в контексте общей политики государств, преследующих свои национальные интересы. Администрация США и руководства других стран-участниц НАТО развернули мощнейшую пропагандистскую кампанию и провели ряд операций в ходе информационной войны против Югославии, которая, однако, не сломила волю югославского народа, особенно ее вооруженных сил, их решимости в борьбе с агрессорами. В то же время благодаря активному использованию новейших информационных технологий общественное мнение в США и в большинстве стран Западной Европы оказалось на стороне инициаторов и виновников военного конфликта на Балканах.

Учитывая большие возможности и достаточно высокую эффективность структур НАТО по информационному воздействию в военных конфликтах, следует ожидать, что руководство блока будет активно применять его в ходе подготовки и ведения возможных военных действий. Вследствие этого можно заключть, что роль и значение информационного противобор­ства в военных конфликтах XXI века будет увеличиваться.

Автор: Сергей Гриняев

См. подробнее: http://old.nasledie.ru/politvne/18_35/article.php?art=1



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
5 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.