Традиция и инновация как две константы русской истории‏

В статье проф. А.И. Подберезкина подназванием “Проблема синтеза научных знаний и веры, традиций и инноваций – одна из важнейших в идеологии русского социализма…”,  публикованной от 10.09.2011, поднимается одна из самых актуальных для России проблем на сегодняшний день, в чем признается и сам автор публикации, замечая, что “все эти очень острые вопросы, являющиеся важнейшими для современной политики, должны стать предметом широкой дискуссии, частью современной идеологии”.


Действительно, проблема сочетания традиций  и инноваций, а также проблема модернизации стояли перед русским государством и обществом во все времена исторического существования России. В то же время при рассмотрении поставленного вопроса в контексте русской истории мы можем вычленить несколько этапов, когда традиция и инновация приходили в состояние взаимодействия и нередко антагонизма, с ужасающими последствиями для бытового уклада, духовной стабильности и единства нации. Однако нужно отметить, что в целом эти инновации, становившиеся следствием слепого преклонения перед всем западным и иностранным (представление о том, что “хорошо, где нас нет”, укоренившееся со времен Петра I), привносили лишь косметические и сугубо внешние изменения, не затрагивавшие основ устройства государства и общества. Тем более странно, что имевшая за своими спинами многовековую древнерусскую традицию и веру благочестивых предков элита всего за несколько десятилетий после начала петровских новшеств докатилась до того, что забыла свой родной язык, переменила свой быт, мышление, идеологию и уже не понимала своего народа.


Однако в истории России был период и положительного взращивания инноваций на русской почве.  Проф. А.И. Подберезкин утверждает, что “реальные (оригинальные, передовые, качественные) ценности современной экономики знаний - научные, образовательные, культурные, информационные и иные продукты и услуги - могут создаваться только на национальной почве”. Желая уточнить мысль г-на профессора, я бы отметил, что они необязательно должны при этом создаваться с нуля на национальной почве – достаточно взять готовые образцы, если таковые имеются; но необходим такой подход к этим ценностям, который бы предупредил возможность крена в сторону бездумного копирования и подражания технологическим новшествам, приходящим к нам из заграницы. В истории России в XV-XVI вв. существовал именно такой подход, который В.О. Ключевский описывал как заимствование и частичную модернизацию с осознанием  полного своего превосходства над теми, от кого производилось такого рода заимствование. Русское государство и общество в то время видело себя “Третьим Римом”, единственным православным царством на земле, имеющим свою особую историческую миссию в истории человечества. Когда стержень этой идеи пропадал, инновации сразу же пересиливали традиции и начиналась эпоха пленения всем чуждым. Возможно, по схожим причинам и не удалось адекватное совмещение ценностей традиции и “реалий глобализующегося мира” в России при переходе от социализма к капитализму в 80-е – 90-е. Ни власть, ни элита, ни все остальное общество уже не видели и не понимали миссии Советского
Союза, давно разочаровались в советской идеологии, потому и падение было столь болезненным.

 

В связи с этим имеют место быть некоторые критические замечания относительно схемы “традиция-инновация”, которая предполагает, что качественно новый продукт или услуга создаются на стыки этих двух явлений. Эта схема имеет тот существенный недостаток в том, что она, на мой взгляд, не учитывает реалий российской истории последних десятилетий.  Ни для кого не секрет, что после падения СССР новая Россия так и не обрела своей новой, самобытной и уникальной идеологии, национальной идеи. Проф. А.И. Подберезкин справедливо замечает, что прихода Путина к власти в период идеологического кризиса в начале 2000-х был приходом человека, который не был связан ни с коммунистической, ни с либеральной идеологиями, потерпевшими к тому времени поражение. На первое время, в тяжелых условиях, “прагматичный и деидеологизированный курс” действительно мог помочь в задаче сохранения целостности единства и государства. Однако с нормализацией обстановки, когда, казалось бы, новому руководству и политической элите необходимо было приступать к формированию новой идеологии и национальной идеи, не случилось ничего, или случался “блеф”, по выражению А.Г. Дугина. Учитывая, что советская традиция была в силу различных причин почти изжита в лихие годы, а к еще более старой и, возможно, исконной традиции вернуться не хватает сил и решительности, русское общество и русское государства, по сути, остаются неукорененными в традиции, лишь смутно представляющими себе ее. “Духовные и социальные капиталы общества” пребывают в прозябающем состоянии, “накопленные нацией знания, умения и навыки” подчас становятся невостребованными здесь, на родине. Отсюда можно сделать вывод об “эрозии” традиции в России.


Поэтому существует риск, что любые необдуманные и пущенные на самотек инновации могут обернуться трагическими последствиями для нашей страны, учитывая весьма неоднозначное и трудно оцениваемое состояние традиций в ней. Синтез старого и нового, необходимый для производства чего-то высококачественного и уникального, должен в большей степени опираться на традицию, что весьма характерно для России с ее глубинно скрытым консерватизмом.  Мне думается, что такой синтез  и  совмещение будут возможны только тогда, когда русский человек станет твердо на почве традиции и национальных ценностей, выработка и нахождение которых, однако, находится еще в процессе, возможно, далеком от завершения. В этом деле может помочь обретение такой национальной идеи, которое бы помогло России осознать себя если не Третьим Римом, то носителем не меньшей по важности для всего человечества исторической, политической, духовной, культурной миссии и задачи.

 

Никита Кузин

Наследие.Ru



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
16 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.