Угрозы внутренней безопасности с точки зрения спецслужб

Ключевым методологическим критерием при анализе конкретной ситуации и прогнозировании устойчивых тенденций является выделение базовых угроз и их ранжировка, а также систематизация этих угроз.

Такими базовыми угрозами для общества и государства Российской Федерации являются: распространение коррупции, расширение масштабов организованной преступности, распространение оружия, рост терроризма, активизация деятельности иностранных спецслужб.

1. РАСПРОСТРАНЕНИЕ КОРРУПЦИИ

"Коррупция" в переводе с латинского означает "подкуп", взятку. Но в сегодняшней России это более масштабная и всепроникающая категория, поразившая звенья и слои власти.

В докладе на сессии Государственной Думы весной 1994 года о борьбе с коррупцией говорится: "Коррупция, как ржа, поразила государственные структуры, кредитно-финансовую систему, бизнес. Она стала опасным тормозом демократических преобразований, сводит на нет результативность любых государственных программ, ставит под угрозу национальные интересы страны, ее безопасность, создает реальную угрозу конституционным правам и свободам граждан. Коррупция стала надежным прикрытием организованной преступности, ее стимулятором и покровителем. В 1993 году выявлено более 52 тыс. преступлений, связанных с коррупцией".

В 1994 году удельный вес теневого оборота капитала по стране достиг 45 трлн. рублей - почти 25% валового национального продукта. От 30 до 50% доходов преступных сообществ идет на подкуп государственных должностных лиц.

Специалисты считают, что коррупция - это система определенных отношений, основанных на противоправных сделках должностных лиц в ущерб государственным и общественным интересам. И в этом заключается ее повышенная общественная опасность, сложность выявления и выработки мер противодействия.

Коррупция как опасное социальное явление - серьезный дестабилизирующий фактор социально-экономических реформ в стране, порождающий у людей чувство недоверия к властно-управленческим структурам. Последствиями коррупции является падение в обществе морали и нравственности, массовый пессимизм.

Причины нынешнего всплеска коррупции связаны как с имевшими место ранее огосударствлением общественной жизни страны, распределительной системой регулирования социально-экономических отношений, соответствующим положением в ней государственных служащих, так и с условиями переходного периода: общей нестабильностью ситуации, экономическим кризисом, расстройством денежно-финансовой системы, слабостью государственных институтов, правовым нигилизмом, изменениями в социальной структуре общества. Появился слой состоятельных предпринимателей, зачастую вынужденных идти на подкуп государственных служащих и располагающих для этого значительными средствами. С другой стороны, многие "старые" и "новые" чиновники получили дополнительные возможности бесконтрольно распоряжаться государственной собственностью и средствами в своих интересах. Ощущая неуверенность в завтрашнем дне, они стремятся максимально использовать свой статус в целях быстрого обогащения, в том числе для создания стартовых капиталов и участия в предпринимательской деятельности. Значительное распространение получило совместительство должностей в государственных учреждениях и коммерческих негосударственных организациях, что создает дополнительные условия злоупотребления должностными лицами своим служебным положением.

В последние годы особенно получили распространение не только обычные формы подкупа чиновников в виде денежных взяток и дорогих подарков, но и открытие для них счетов в зарубежных банках, приобретение недвижимости за границей, включение в число соучредителей вновь создаваемых акционерных обществ, малых предприятий и т.д. родственников и близких должностных лиц, организация выездов за рубеж за счет различных частнопредпринимательских структур под предлогом чтения лекций, участия в симпозиумах, с оплатой самих поездок и выдачей больших денежных сумм в валюте на "карманные расходы". Используя эти возможности коррупционеры приобретают в собственность фактически за бесценок недвижимость (землю, сооружения, технику), в обход установленных законов перекачивают государственные средства в контролируемые ими коммерческие структуры, по демпинговым ценам вывозят и продают за рубеж сырье и энергоносители, утаивают от налогов значительные суммы прибылей как в рублях, так и в валюте.

В последнее время вскрывается и пресекается противоправная деятельность должностных лиц как в сферах традиционно подверженных коррупции (торговля, внешнеэкономические связи, правоохранительная система, таможня, исполкомы различных уровней), так и во вновь формируемых институтах власти и управления (налоговые и приватизационные службы, система лицензирования, аппараты мэрий, префектур и т.п.), а также в банковских, коммерческих структурах, в Вооруженных Силах.

Коррупция проникает в депутатский корпус. По имеющимся данным, ряд руководителей крупных предприятий Российской Федерации, одновременно являющихся депутатами различных уровней, совершают противоправные бартерные операции в сфере внешнеэкономических связей. Миллионные средства, получаемые ими за счет снижения стоимости экспортируемых материалов и завышения стоимости импортной продукции перечисляются на личные счета в зарубежные банки, вкладываются в недвижимость в США и Западной Европе.

Аналитический центр по социально-экономической политике при Администрации Президента РФ в свое время подготовил документ, который называется "Организованная преступность и перспективы прихода к власти в России национал-социалистов". В этом документе констатируется, что организованная преступность срослась с органами исполнительной власти. Коррумпированные чиновники состоят фактически на службе у преступных формирований или попадают в полную зависимость от преступников и используются ими для провертывания своих операций.

70% выставляемой на торги недвижимости на аукционах, по подсчетам экспертов, попадают в руки заранее намеченных лиц. 4435 фактов взяток, выявленных за 10 месяцев 1995 г., - это "благодарность" чиновникам за лицензии, аренду недвижимости. И никакого страха перед возмездием.

Местные власти в большинстве регионов выдают официальные лицензии на предпринимательство лишь с благословения босса преступной структуры. "Крестные отцы" мафии есть во многих странах, но там они контролируют в основном криминальный бизнес: наркотики, азартные игры, притоны. У нас установлен тотальный контроль за обычной торговлей. В результате мы платим за хлеб наш насущный, за свои потребительские корзины на 20-30% дороже. На рынках экзотические фрукты идут дешевле помидоров и огурцов - платится дань мафии. То есть на свои деньги население содержит два государства: легитимное и криминальное - оба существуют параллельно. А точнее, легальное все больше и больше попадает под власть криминального. Чем шире распространяется коррупция, тем изощреннее становятся связи официальных должностных лиц с преступными структурами. Получает повсеместное распространение сговор должностных лиц различных категорий, в результате чего инвестиции за счет государственного бюджета идут в те коммерческие структуры, которые под колпаком мафии; создаются таким же путем лжепредприятия, переводится государственное имущество в акционерные общества криминального толка. Используются связи преступных сообществ с чиновниками с целью оказания давления на государственные предприятия в своих интересах, вывозе сырья за рубеж и т.д.

Связь лидеров преступных группировок с должностными лицами государственных предприятий и организаций, органов власти и управления привела к тому, что во многих регионах организованные преступные группы взяли под свой фактический и отчасти юридический контроль создание и развитие сети коммерческих предприятий различных форм собственности (АО, СП, ТОО, кооперативы).

Лидеры преступных сообществ внедряют своих людей в охранные службы различных коммерческих организаций с целью сбора информации о должностных лицах, занимающихся совместительством, для последующего шантажа и оказания влияния. Аналогичные усилия предпринимаются и в отношении частных розыскных и охранных агентств, молодежных, спортивных и общественных движений, клубов. '

Более частыми стали попытки повлиять на ход расследований, в том числе судебных, преступлений, совершенных организованными группами, через средства массовой информации.

Преступные сообщества при посредстве коррумпированных чиновников в той или иной степени контролируют около 50 тыс. предприятий и организаций всех видов форм собственности, в том числе и государственных. По данным МВД, подкупленные чиновники оказывают содействие каждой седьмой преступной группировке, а те тратят на оплату их услуг от 30 до 50% преступно нажитых капиталов. В 1994 году число преступлений экономической направленности возросло до 88,2 тыс. (+15,9%). Приобретает распространение создание криминальными структурами собственных "карманных" банков, специально предназначенных для прикрытия махинаций с сокрытием незаконно полученной прибыли и отмывания преступно нажитых капиталов. Банковская сфера используется довольно широко для незаконного получения кредитов, неконтролируемого перелива капиталов в теневую экономику и в зарубежные банки. Криминализируется и внешнеэкономическая деятельность, продолжается незаконный вывоз за пределы России стратегически важных ресурсов.

2. РАСШИРЕНИЕ МАСШТАБОВ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Сорганизованная преступность и коррупция, как новые социальные явления (в отличие от всегда существовавшей элементарной или традиционной преступности и злоупотреблений чиновничества), появились в России примерно в середине 60-х-начале 70-х годов в виде сложившегося мощного альянса между преступниками в сфере экономики, лидерами криминального мира и представителями бюрократического аппарата всех уровней. Это обеспечивало и обеспечивает преступникам защиту от любых форм социального контроля, в том числе со стороны правоохранительных органов.

Набравшая силу организованная преступность стала монополизировать все сферы противоправной деятельности, приносящей материальную выгоду. Как любая социальная, управленческая структура, она развивалась в виде пирамиды, включающей нижние этажи "чернорабочих", "бюрократические" слои, обеспечивающие работоспособность системы и ее безопасность, а также свою идеологическую правящую элиту.

Экономический анализ финансово-хозяйственной деятельности некоторых советских республик, проведенный в конце 80-х годов специалистами, показал, что объемы теневых оборотов в них превышали их бюджет. Фактически это свидетельствовало о полной криминализации общественных отношений в них.

В отличие от других стран, где организованная преступность развивалась на подпольном рынке дефицита товаров и услуг, наша мафия, защищенная вместе со своими высокими чиновными покровителями от любых форм контроля (в том числе и правоохранительной системы), в последние годы нагло, силовыми методами взяла под свой контроль и легальные формы предпринимательства.

Государственно-мафиозные отношения становятся образом жизни сегодняшних властей, определяющих вместе с лидерами криминального мира экономические и политические реалии. К настоящему времени мафией уже монополизированы фактически все направления легального бизнеса, приносящего сверхдоходы, не считая традиционных подпольных направлений.

Организованная преступность в нашей стране полностью сформировалась, проникла во все представительные, исполнительные и правоохранительные структуры власти, накопила достаточный капитал, организовала тысячи людей, вооружила их, имеет солидную базу в виде коммерческих структур различной организационно-правовой формы и может оперативно приспосабливаться в своих преступных целях к новым изменениям в социально-экономической сфере жизни. А это означает дальнейший рост организованной преступности, в том числе нарастание ее организованности, структурности, устойчивости и сплоченности, появления новых ее форм, что, естественно, вызывает особую тревогу.

Устойчивые вооруженные формирования преступников все чаще совершают бандитские и разбойные нападения на жилища граждан, владельцев автотранспортных средств, совершают убийства по найму, квалифицированное вымогательство. Действуют жестоко и цинично. Нередко дележ сфер влияния между преступными группировками приводит к кровавым разборкам, опасным для жизни многих людей. По данным МВД, за 1995 год произошло около 500 разборок, в которых погибли 372 и ранены более 180 боевиков, более 40 "преступных авторитетов" стали объектом заказных убийств. В конце ноября 1994 года в Рязани во время одной из разборок противоборствующих торгово-коммерческих структур было убито 8 и ранено 9 человек. Участились убийства предпринимателей, банкиров, инкассаторов, сотрудников налоговых инспекций и налоговой полиции и т.д. По данным МВД, в 1995 году в России было раскрыто 59 заказных убийств.

Организованная преступность использует при этом и такие методы уголовного террора, как захват заложников, шантаж и др.

Преступные формирования в широких масштабах занимаются рэкетом, наркобизнесом, стремятся установить контроль над банками, сферами предпринимательства, распределения материальных ресурсов, сращиваются с коррумпированными элементами в государственном аппарате и правоохранительных органах. В 1995 году 611 сотрудников ОВД были преданы суду по обвинению в коррупции.

В настоящее время основным бизнесом организованной преступности является вывоз за пределы России цветных, стратегических и редкоземельных металлов, контрабанда антиквариата, художественных ценностей, автобизнес и переправка оружия в зоны национальных конфликтов.

Все чаще применяется насилие в отношении сотрудников правоохранительных органов, работников финансовых, налоговых и таможенных служб, потерпевших, свидетелей и граждан, оказывающих помощь милиции.

Так, в 1995 году при исполнении служебных обязанностей от рук бандитов погибло 186 работников милиции и 384 получили ранения.

Многие из преступных группировок безнаказанно действуют длительное время, годами терроризируют целые регионы. При этом нельзя не видеть, что преступность в России изменилась кардинально в качественном отношении. Она приобрела более организованный характер, многоцелевую и крупномасштабную ориентацию, охватила своим влиянием практически все слои населения. Сегодня преступность имеет и свой штаб, и аналитический, и информационный центры, квалифицированную разведку и контрразведку. Боевики проходят обучение за рубежом. Среди них существует четкая специализация, обеспечивающая высокий профессионализм. В их распоряжении - самые современное оружие, средства связи и электроники, мощный транспорт.

В то же время руководители правоохранительных органов задачу противостояния опасному явлению в большинстве случаев сводят к борьбе с тривиальными бандитскими группировками, составляющими, несомненно, чрезвычайно важный, но всего лишь низовой исполнительский элемент глобальной организованной преступности. Разгадка проста - не срабатывает правовой механизм, он значительно отстает от реальной жизни. Опыт организованной преступности, формы ее развития на фоне старой системы права значительно опережают законотворческий процесс. При этом одна из основных причин наступательного развития организованной преступности заключается в том, что она при любых условиях являлась в государстве единственной, поистине рыночной структурой, что и позволяло ей во все периоды быстро приспосабливаться к любым изменениям. И не просто приспосабливаться, но и извлекать при этом максимум материальных и политических выгод. Вступление же страны в рыночные отношения открыло для нашей мафии невиданные перспективы.

Рвется ли мафия к власти? Несомненно. Только наивно было бы предполагать, что сами "крестные отцы" горят желанием занять ключевые посты в структурах власти, взвалив тем самым на себя бремя ответственности за политическую, экономическую, социальную ситуацию в стране и поставив на карту свое благополучие. Им вполне достаточно скромной роли режиссера. И они с этой ролью успешно справляются.

Но особенно беспокоит в последние годы высокая активность преступных групп (как доморощенных, так и из стран ближнего зарубежья), специализирующихся на наркотиках. Уже можно говорить о том, что высокими темпами происходит накопление наркокапиталов. Не исключено, что очень скоро наряду с "ворами в законе" появятся и "наркокороли". Если учесть при этом тот факт, что на внутреннем рынке появились наркотики синтетического происхождения, сравнительно дешевые и доступные, - то это делает ситуацию более угрожающей.

Практически можно говорить об обвальной наркотизации России.

3. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ОРУЖИЯ БАЗИС ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Появление столь тревожного фактора, внезапно ставшего одной из определяющих тенденций в нашей жизни, напрямую связано с перманентным ухудшением политико-экономической ситуации в нашей стране за последнее десятилетие. Нарастание проблемы распространения оружия не только в уголовном мире, но и у законопослушных граждан явилось прямым результатом крушения основных идей, предложенных идеологами перестройки. Основным печальным итогом перестройки стал развал государства, имеющего тысячелетнюю историю, коренная ломка всех политических, экономических и силовых структур. Именно крах политики поэтапного, эволюционного реформирования государства от тоталитаризма к демократии (в истинном понимании этого слова), подмена свободы мнений свободой действий вызвали разгул вседозволенности, усугубленный к тому же регрессивными тенденциями в экономике, резким падением уровня жизни и обнищанием большинства народа, а также обострением межнациональных отношений. В результате Россия получила в наследство от Советского Союза перманентную нестабильность общества, агонизирующую экономику, очаги региональных и межнациональных конфликтов не только по периметру своих восточных и южных границ, но и трагедию Чечни, вылившуюся (судя по всему) в долгосрочные широкомасштабные боевые действия. Борьба за власть национальных и региональных элит, криминализация экономики привели к быстрому росту организованной уголовной преступности, что повлекло за собой, среди прочих сопутствующих этому фактору явлений, и самое активное распространение оружия, в том числе интенсивное наращивание арсеналов, имеющихся у боевиков многочисленных военизированных формирований и преступных элементов, делающих решительную ставку на вооруженное насилие.

Волна насилия, поднятая преступным миром, повысила спрос на оружие, а это не могло не отразиться на расширении так называемого "оружейного рынка", пополняемого не только из внутренних источников, но и путем активного приобретения за границей. Данная проблема зашла уже так далеко, что огнестрельное оружие в нашей стране стало сегодня в руках как злоумышленников, так и законопослушных граждан закономерностью, причем уровень сознания многих владельцев оружия таков, что оно пускается ими в ход без малейшего колебания. Однако проблема распространения оружия ограничивается не только его наличием у значительной части населения, но и его легализацией. Поскольку в соответствии с принятым в 1993 г. Законом "Об оружии" официальное разрешение вооружаться получили многочисленные охранные и детективно-розыскные структуры, фактически сняв тем самым все запреты на оборот оружия, это существенным образом повлияло и на дальнейшее усложнение криминогенной ситуации в России. Но если закон созданный в первую очередь для законопослушных граждан, содержит целую систему многочисленных сдержек и ограничений, то "черный" рынок оружия развивается и будет еще более активно развиваться в полном соответствии с насильно навязанной нашей стране системой рыночной экономики, основной постулат которой гласит: спрос на товар рождает предложение. Если судить по нашей действительности, то оружию суждено еще на многие годы оставаться в одном ряду с наиболее популярными товарами массового потребления.

"Оружейный" рынок складывался в нашей стране не одно десятилетие, пройдя в своем развитии несколько основных этапов.

До 1918 г. в России существовал всесторонне развитой "оружейный" рынок, действовавший на официальной законодательной основе. В обращении у населения в то время находилось значительное количество короткоствольного боевого и гражданского, а также охотничьего оружия отечественного и зарубежного производства.

Годы гражданской войны и иностранной военной интервенции способствовали массовому оседанию на руках у гражданского населения миллионов единиц штатного армейского стрелкового оружия как отечественного, так и иностранного. Окончание войны вызвало захоронение для "лучших времен" колоссального количества оружия по всей территории страны, причем в самых разнообразных местах.

Укрепление Советской власти в Центре и на местах привело к ужесточению законодательства, регулирующего порядок обращения стрелкового оружия, особенно это касалось оружия армейских образцов. Однако новый виток обострения классовой борьбы в середине двадцатых годов потребовал массового вооружения представителей новой власти на местах. Насыщенность оружием военных и гражданских образцов на руках у гражданского населения заметно выросла с повсеместным созданием отрядов ЧОН и местной самообороны.

Начало проведения репрессивной политики государства по отношению к так называемой оппозиции, которое шло одновременно с ликвидацией экономической политики нэпа, послужило также и началом для проведения активных мероприятий по изъятию стрелкового оружия у населения. В 30-е годы изъята из обращения большая часть короткоствольного и боевого оружия (выпуска конца XIX - начала XX века), находившегося на руках у гражданских лиц. Жесткий контроль органов государственной безопасности над всеми границами практически полностью перекрыл поступление оружие в СССР из-за рубежа. ,

Трагические события Великой Отечественной войны внесли свою немалую лепту в то изобилие стрелкового оружия, находящегося в обращении в нашей стране и по сей день. В эти годы огромное количество оружия самых разнообразных типов осело на руках у гражданского населения, причем не только на территориях, где проходили боевые действия, но и в глубоком тылу. Свою отрицательную роль в пресечении распространения оружия во время войны сыграло также и то обстоятельство, что официальные власти не смогли наладить своевременный сбор оружия с полей боев, учет и контроль за его обращением, а ведь это было более чем актуально в районах, по которым прокатился вал боев, и тем более в районах и подвергшихся временной оккупации.

После окончания Великой Отечественной войны государство предприняло ряд попыток по изъятию оружия у населения. Неоднократно проводилась массовая зачистка местности, на которой проходили боевые действия, с целью ликвидации брошенного оружия, наряду с этим изымались десятки тысяч единиц оружия у бывших фронтовиков и партизан. Началась решительная борьба всех правоохранительных органов с лицами, незаконно хранившими огнестрельное оружие. Благодаря предпринятым решительным мерам резко иссяк поток оружия, идущий в криминогенные структуры. В 50-70-е годы "оружейный" рынок пополнялся в основном только за счет старых запасов оружия времен войны и эпизодических хищений оружия со складов ВС СССР и МВД, а также в очень незначительном количестве путем нелегального ввоза контрабандой из-за границы. Потребность преступного мира в оружии вызвала новое явление для нашей страны - стали практиковаться раскопки оружия на местах боев с целью последующего его восстановления и использования в криминальных целях. Начало войны в Афганистане способствовало формированию одного из наиболее устойчивых контрабандных путей переброски оружия в СССР. Отдельные военнослужащие 40-й армии и ТуркВО, а также некоторые сотрудники правоохранительных органов наладили тайный ввоз оружия в Союз через Узбекистан, Туркмению и Таджикистан с целью сбыта в уголовной среде. Впервые за многие десятилетия в руках преступного сообщества оказались самые современные образцы стрелкового оружия, причем как отечественного, так и иностранного производства. Число нелегально провезенного оружия за годы войны с 1979 по 1989 г. исчислялось тысячами единиц.

С конца 80-х годов начался период самого активного накопления оружия у населения, на что повлияло как осложнение развития социально-экономической обстановки, так и обострение политической ситуации в стране. Активная борьба правоохранительных органов с вооруженной преступностью (только органами государственной безопасности на территории Российской федерации в 1989-1991 гг. в результате проведения более 500 операций было изъято 975 ед. огнестрельного оружия) становилась фактически бессмысленной, поскольку затрачивались значительные силы оперативников и крупные финансовые средства на изъятие одной-двух единиц стрелкового оружия, зачастую устаревшего, и причем далеко не всегда у самых опасных представителей нашего общества, в то время как новейшие образцы стрелкового оружия оседавшие на руках у населения, в том числе и у преступных элементов, начали исчисляться уже тысячами единиц. Так, в 1991 г. из Советских Вооруженных сил было похищено стрелкового оружия в 16,5 раз больше, чем в 1987 г. Распад СССР, открытие южных, восточных и западных границ, кровопролитные межнациональные конфликты способствовали многочисленным хищениям оружия из воинских частей, а в некоторых случаях не только передаче целых арсеналов в руки гражданского населения (Грузия, Армения, Азербайджан, Таджикистан, Молдавия, Приднестровье, Абхазия, Осетия, Ингушетия, Чечня), но и прямым поставкам с ведома официального руководства некоторых бывших советских республик иностранного вооружения (закупки в 1988-1991 гг. армянской, азербайджанской, грузинской и чеченской диаспорами, проживающими за рубежом, оружия в "третьих странах" с целью последующей передачи вооруженным национальным формированиям). Так, еще во время существования Советского Союза в 1991 г., Турция под видом гуманитарной помощи поставила в Чечню первую партию стрелкового оружия советских образцов (в основном производства ГДР, полученное турками от ФРГ в рамках взаимопомощи НАТО), причем часть его была провезена через Азербайджан.

В девяностые годы происходит заключительный этап формирования "оружейного" рынка в нашей стране. Кризисная обстановка, способствующая росту преступности, привела к тому, что криминальные структуры получили доступ к самому современному высокоэффективному оружию. К концу 1994 г. на вооружении более чем 3000 преступных структур и их военизированных формирований находилось по далеко не полным данным более чем 200 000 ед. автоматического оружия (и это не считая значительного количества имеющегося у чеченских незаконных вооруженных формирований), в то время как в 1992 г. это количество составляло только 24 568 ед. Причем эти цифры характеризуют только боевое огнестрельное оружие, находящееся на руках преступников, сюда не вошло большое число нарезного и гладкоствольного спортивно-охотничьего оружия.

Нелегальный рынок оружия в России сейчас формируется как правило тремя путями: хищениями из Вооруженных сил, кустарным изготовлением оружия в самой России и контрабандным ввозом из-за границы.

Одним из основных источников получения огнестрельного оружия продолжают оставаться Вооруженные силы, причем вал хищений имеет устойчивую тенденцию к росту. Только в январе - августе 1992 г. на территории России преступники совершили более 600 хищений оружия и боеприпасов из войсковых частей, причем 471 случай зафиксирован в Вооруженных силах, а в милиции и внутренних войсках МВД РФ - 153 подобных факта, что на треть больше, чем в 1991 г. Только за первые шесть месяцев 1992 г. армия утратила уже более 14 000 ед. стрелкового оружия. В первом полугодии 1994 г. Вооруженные силы России, в результате почти 100 хищений с "бдительно" охраняемых армейских складов, баз и арсеналов, лишились 4 000 пистолетов, автоматов и пулеметов, 17 ракетных пусковых установок и ручных противотанковых гранатометов, да еще 2300 ед. стрелкового оружия "поставили" преступному миру органы внутренних дел. И это речь идет только о раскрытых преступлениях, а какое их количество до сих пор неизвестно, несмотря на строгий учет и контроль за боевым оружием и бесчисленные инвентаризации вооружения и боевой техники, проходящие в частях в последние 2-3 года? Проблема хранения огнестрельного оружия и взрывчатых веществ стала представлять собой потенциальную угрозу.

Массовая передислокация частей в связи с выводом российских войск из-за границы и из бывших советских республик привела к тому, что на складах, базах и арсеналах сверх лимита сейчас размещено более 70 000 условных вагонов боеприпасов. Причем 80% всех баз и складов боеприпасов размещено в населенных пунктах. Принятая еще в 1994 г. программа строительства новых баз хранения вооружения, техники и боеприпасов выполнена далеко не полностью. Финансирование их строительства было прекращено из-за появления незапланированного дополнительного источника расходов, нанесшего серьезнейшую брешь в бюджете Министерства обороны - основная часть ассигнований на армию стала уходить на обеспечение чеченской кампании. В то время как оружие зачастую складировано в неприспособленных для этого помещениях (клубах, складах вещевого обеспечения, вагонах и т.д.). Несмотря на то, что командование пытается предпринимать хотя бы самые элементарные меры по обеспечению сохранности вверенного имущества, ограниченные финансовые, материально-технические и производственные возможности армии не позволяют ей в полном объеме справиться самостоятельно с этой задачей. Решать проблему безопасного хранения вооружений и боеприпасов необходимо не только ускорением ввода в строй запланированных арсеналов и заменой военизированной охраны на штатные воинские подразделения, но и путем комплексной проработки вопросов утилизации устаревшего вооружения и боеприпасов, а также оснащением всех хранилищ вооружения, боевой техники и боеприпасов новейшими техническими средствами охраны, что позволит резко сократить каналы их утечки в руки преступного мира.

Помимо многочисленных хищений оружия из Вооруженных сил, другим устойчивым каналом пополнения незаконных арсеналов преступного мира стали оружейные производства, что подтверждается неоднократными фактами раскрытия преступных групп и отдельных злоумышленников в Туле, Коврове, Ижевске и других городах - кузницы оружия. Одной из форм самого прибыльного бизнеса стал для многих не чистых на руку оружейников вынос деталей стрелкового оружия из оружейных заводов с последующей кустарной сборкой на "дому", не говоря уже о выносе боеприпасов. Причем из запасных частей и деталей собираются не только пользующиеся особым спросом в криминальном мире пистолеты и автоматы, но даже и такие высокоэффективные средства ближнего боя, как ручные противотанковые гранатометы. Однако эти факты свидетельствуют только о частной инициативе отдельных злоумышленников, в то же время возможность легального оружейного бизнеса, гарантированного законом "Об оружии" позволила отдельным нечистоплотным руководителям самих предприятий-изготовителей делать баснословные барыши на операциях по продаже оружия. Так, только в 1994 г. несколькими оружейными предприятиями было незаконно продано коммерческим фирмам свыше 4 000 ед. нарезного и более 5 000 ед. гладкоствольного охотничьего оружия, в том числе и автоматического, самых новейших образцов.

Наряду с отечественным оружием преступники в последнее время оснащаются все большим количеством иностранного вооружения. Крупнейшим каналом поступления оружия, в том числе и зарубежного производства, в России стали очаги межнациональной напряженности, послужившие той благодатной почвой, на которой произрастает его незаконный оборот. Анализ вооружений, применявшихся в боевых действиях на Кавказе и в Закавказье, в Приднестровье и Таджикистане, позволяет выявить основные пути незаконного поступления, и обращения огнестрельного оружия в нашей стране. Так, острая нехватка вооружения для ведения войны в Карабахе заставила азербайджанское руководство в свое время пойти на закупки стрелкового оружия советских образцов за рубежом, в частности автоматов Калашникова АК/АКМ и ручных пулеметов Дегтярева РПД-44 в Афганистане и Пакистане, автоматов АКМ/АК-74, пулеметов РПК/РПК-74/ПК/ПКМ производства ГДР в Турции. Армянская сторона, в свою очередь, провела аналогичные закупки на Западе. Таким же образом в Россию попали из "горячих точек" многочисленные модели оружия производства США, Бельгии, Бразилии, Израиля и т.д. Война в Приднестровье привела к появлению в нашей стране значительного количества стрелкового оружия и боеприпасов румынского производства; боевые действия на грузино-осетинском и грузино-абхазском театрах военных действий также способствовали массовым закупкам за границей для грузинских вооруженных сил румынского и восточногерманского оружия. Таджикская вооруженная оппозиция сегодня имеет практически тот же стандартный набор стрелкового оружия, что и моджахеды в последние годы афганской войны. Одним из основных источников нелегальной поставки иностранного оружия и боеприпасов в Россию, и в "горячие точки" в странах СНГ (через территорию России) стал "балтийский" канал. В 1995 г. на весь мир прогремел скандал в связи с выявленными противоправными действиями начальника Главного штаба Эстонии полковника Арво Сиреля и офицеров этого же штаба начальника отдела разведки и контрразведки капитана Рихо Юхтеги, начальника финансового отдела Олева Салусте и командира отряда националистической военной организации "Кайтселийт" Мезалиса Смирнова, принимавших участие в незаконной торговле оружием и его нелегальной переправке в Россию. Наряду с вооружением советского производства эстонцы занимались перепродажей представителям российских криминальных структур оружия, приобретенного в третьих странах, в основном - в Германии, Австрии, Финляндии, Чехии, Польше, Израиле, Югославии и т.д. Объединенными усилиями ФСБ, ФПС и МВД Российской Федерации в последнее время удалось в некоторой степени сократить поток контрабандного оружия идущего через эстонско-российскую границу, однако в конечном счете это привело лишь к тому, что международная мафия признала этот путь невыгодным, перенацелив маршрут доставки оружия, идущий в Россию, через Украину и Белоруссию. И все же, несмотря на старания многих дельцов, оружие зарубежного производства так и не смогло занять доминирующее место на российском "оружейном" рынке. Большого распространения в нашей стране это оружие как армейских, так и гражданских образцов, не получило, как правило из-за использования иных типов боеприпасов. Так, даже наиболее распространенные на Западе пистолеты и пистолеты-пулеметы под штатный в НАТО 9 мм пистолетный патрон "Парабеллум" все-таки не смогли вытеснить пистолеты советских образцов, пусть и давно устаревших моделей (к каким относится ТТ), поскольку в России именно к этому оружию проще всего достать боеприпасы. Спорадическое появление тех или иных западных моделей оружия в руках преступников только подтверждает тот факт, что оружейный рынок в России остался полностью за советским оружием. Наибольшей популярностью в преступной среде продолжают пользоваться пистолеты Макарова ПМ и Стечкина АПС советского производства, а также пистолеты Токарева ТТ, изготовленные не только в СССР, но и в Польше, Китае, Югославии (только через Эстонию было контрабандно провезено в Россию более 30 000 пистолетов ТТ китайского производства), а также автоматы Калашникова всех моделей. В то же время наемные профессиональные киллеры все чаще начинают применять высокоточное оружие (снайперские винтовки, оснащенные оптическими и ночными прицелами, лазерными указателями и т.д.) иностранного производства. Это делается специально, не столько из-за более высокой эффективности западного оружия перед нашим, сколько для исключения любых возможностей правоохранительным органам в последующем отследить путь обращения оружия, используемого в акциях устрашения.

Особый вклад в распространение оружия на территории России внесли события в Чечне. За минувший год боевых действий федеральных войск в Чеченской Республике накоплен достаточно большой информационный материал по противнику, его тактике и методах ведения боя, по материально-технической оснащенности чеченцев, в том числе и по используемому ими вооружению. Дудаевцам досталось, среди другого военного имущества, большинство вооружения соединений и частей Советских вооруженных сил, находившихся до 1992 г. на территории Чеченской Республики. Общее количество этого оружия, по далеко не полным данным, составило 57 596 ед. (в том числе 7 ПЗРК "Игла-1", неустановленное количество ПЗРК "Стрела-2", 2 комплекса ПТУР "Конкурс", 24 комплекса ПТУР "Фагот", 51 комплекс ПТУР "Метис" и не менее 740 управляемых противотанковых реактивных снарядов к ним), а также 113 РПГ-7, не считая более 6000 ед. стрелкового оружия, захваченного боевиками ОКНЧ в КГБ Чечено-Ингушской АССР в сентябре 1991 г. и значительного количества оружия, (более чем 10 000 ед.), взятого дудаевцами в августе - сентябре того же года при разоружении местных органов внутренних дел в Чечне.

В отношении утраченного в Чечне Вооруженными Силами России в 1991- 1992 гг. стрелкового оружия, можно со всей определенностью сказать, что оно не поддается точному учету, хотя МО РФ и определяет это количество в 41 538 ед. По их данным, чеченцам досталось 18 832 шт. 5,45 мм автомата АК/АКС-74, 9 307 шт. 7,62 мм автомат АКМ/АКМС, 533 шт. 7,62 мм снайперских винтовок СВД, 138 шт. 30 мм станковых автоматических гранатометов АГС-17 "Пламя", 678 шт. танковых и 319 шт. крупнокалиберных пулеметов ДШКМ/ДШКМТ/НСВ/НСВТ, а также 10 581 пистолет ТТ/ПМ/АПС. Причем в это число не вошло более 2 000 ручных пулеметов Калашникова РПК и ПКМ. Наряду с этим дудаевцы получили значительное количество боеприпасов к стрелковому оружию: более 200 000 ручных гранат, в том числе Ф-1 - 72 000 шт., РГД-5 - более 25 000., РГ - 80 000 шт. (вполне вероятно, что это число относится к одноразовым ручным противотанковым гранатометам РПГ-22, РПГ-26, РПГ-27, чье количество, если судить по запасам, которые должны были находиться на складах 12-й учебной мотострелковой дивизии, 173-го окружного учебного центра, узла связи и обработки информации войск ПВО, а также на военно-технических складах армавирского военно-авиационного училища, должно исчисляться в несколько десятков тысяч единиц). Наряду с этим дудаевцы также получили значительное количество боеприпасов к стрелковому оружию. Среди них: патронов калибра 5,45 мм - более 11 млн. ед., калибра 7,62 мм (автоматных) - более 2 млн. ед., 7,62 мм (винтовочно-пулеметных) - количество не установлено, 12,7 мм - более 500 000 ед., 14,5 - 140 000 ед.

И это только то оружие, которое было оставлено армией, органами безопасности и внутренних дел осенью 1991 - летом 1992 г. Однако приток вооружения и боеприпасов продолжался в этот регион и впоследствии, причем количество поступающего оружия в Чечню имело в 1992-1994 гг. постоянный устойчивый рост, не контролируемый со стороны федеральных властей. А с начала 1994 г. большое количество оружия, в том числе и самого новейшего, начало поступать на вооружение силам антидудаевской оппозиции, постепенно затем перетекая в руки дудаевцев. Дальнейшая эскалация внутриусобного конфликта, подпитываемая не только изнутри, но и извне, в том числе и российскими официальными властями, привела к дальнейшему росту вооруженной преступности, причем далеко не только на Кавказе и в Закавказье. Это был как раз тот самый случай, когда в угоду политическим соображениям левая рука не знала, что творит правая. С одной стороны государство помогало оружием одной из противоборствующих сторон, а когда оно совершенно "неожиданно" начинало "говорить" уже в другом месте, то это же самое государство предпринимало судорожные попытки борьбы с ним.

Поставки оружия дудаевскому режиму велись несколькими путями: наряду с прямыми закупками стрелкового оружия штатных образцов (5,45 мм автоматы АК-74 и ручные пулеметы РПК-74) в странах СНГ (Азербайджане, Украине, Литве, Эстонии) достаточно большое количество вооружения самых разнообразных образцов попало в этот регион как путем контрабандного ввоза по воздуху из Афганистана и Турции, так и путем ввоза оружия чеченскими батальонами, воевавшими в Абхазии. Из Афганистана попало некоторое количество 7,2 мм автоматов АК-47 китайского производства, АКМ производства СССР, ГДР, Польши, Египта, 7,62 мм китайских ручных пулеметов Дегтярева РПД, пулеметов Калашникова ПК/ПКМ, а также совершенно нетипичных для нашей страны английских 7,71 мм снайперских винтовок Ли-Энфильд № 4 Мк.1 (Т), широко использовавшиеся душманами в Афганистане. Этими винтовками, известными многим советским солдатам и офицерам под названием "БУР", были вооружены специальные снайперские группы моджахедов, сформированные в Афганистане и прибывшие со своим оружием и боеприпасами для продолжения ведения войны с шоурави. Абхазия добавила значительный процент в разнообразие стрелкового оружия, находящегося на вооружении незаконных вооруженных формирований, в том числе и 7,62 мм автоматы Калашникова производства ГДР, доставшиеся чеченцам в качестве трофеев. Из Грузии попали к чеченцам и 5,45 мм автоматы АК-74 и 7,62 мм автоматы АКМ румынского производства.

Особый менталитет чеченского народа, требовавший поголовного вооружения всех мужчин, и вытекающая в связи с этим значительная потребность чеченцев в стрелковом оружии заставила режим Дудаева организовать на одном из грозненских машиностроительных заводов малосерийное производство 9 мм пистолета-пулемета "БОРЗ" (волк). Однако маломощность производственной базы позволила изготовить за два года только очень небольшое количество "Борзов", не превышающее несколько тысяч единиц. Сейчас это малогабаритное оружие, рассчитанное под 9 мм патрон пистолета ПМ, используется в основном разведывательно-диверсионными группами противника. Наряду с широким применением этого вооружения весной 1995 г. были отмечены факты использования незаконными вооруженными формированиями одного из самых новейших отечественных образцов пехотного оружия - 93 мм реактивных пехотных огнеметов РПО-А, чей термобарический выстрел (объемного взрыва) по эффективности фугасного действия сравним со 122 -мм гаубичным снарядом.

Помимо вышеназванного оружия неоднократно отмечались факты использования разведывательно-диверсионными группами противника специальных образцов оружия: 7,62 мм автоматов Калашникова АКМ с приборами для бесшумно-безпламенной стрельбы (глушителями) "ПБС-1", пистолетов ПБ и АПБ, доставшихся дудаевцам при разгроме КГБ Чечено-Ингушской АССР, а также одни из самых последних образцов специального оружия: 9 мм снайперская винтовка ВСС (изделие 6П29) и 9 мм снайперский автомат АСС (изделие 6ПЗО). В частности, в конце лета этого года подобные образцы оружия появились в диверсионной группе Шамиля Басаева. Поскольку это оружие используется в федеральных войсках только в частях специального назначения, то можно предположить что какое-то их количество попало к противнику в качестве трофеев в ходе боевых действий или же, что по всей вероятности более похоже на правду, было похищено со складов войск СН ГРУ МО РФ или частей СН (ОН) МВД РФ, тем более, что их использование предполагает наличие достаточного количества специальных боеприпасов, постоянное пополнение которых возможно только в случае периодических хищений со складов, причем не из стационарных - на территории России, где ужесточен учет и контроль за хранением подобного оружия и боеприпасов, а из полевых пунктов обеспечения, находящихся в непосредственной близости от боевых порядков войск, где сами условия затрудняют полный контроль за обращением боеприпасов и дают множество возможностей отдельным военнослужащим для незаконного обогащения. Именно в "горячих точках", где ведутся активные боевые действия, в том числе: в Чечне, Таджикистане, республиках Закавказья резко участились подходы преступных элементов к личному составу российских воинских частей с предложениями о продаже оружия, в том числе и крупными партиями.

Дальнейшее развитие событий в Чечне, которое скорее всего пойдет по варианту вялотекущей партизанской войны, по всей видимости приведет к следующему:

1. Чеченские незаконные вооруженные формирования (НВФ), за лето - осень 1995 г. успевшие полностью восстановить свои структуры и пополнить запасы вооружения и боеприпасов, развернут партизанскую войну. Переход режима Дудаева от открытого вооруженного противостояния к активной диверсионно-террористической деятельности, обусловит и гораздо меньшие потребности НВФ в стрелковом оружии, чем в период активных боевых действий в декабре 1994 -июне 1995 г. В основном будет использоваться стрелковое оружие отечественных образцов, так как иностранное оружие требует и наличия соответствующих боеприпасов, а поскольку насыщенность бандформирований образцами современного стрелкового вооружения и так достаточно велика, то в первую очередь дудаевцы будут стремиться к получению специальных образцов оружия, в частности противотанковых гранатометов, ПТУРов, переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК), образцов бесшумного оружия, оружия с ночными прицелами и снайперских винтовок, специальных подрывных средств. Причем способы добывания оружия могут быть самыми разнообразными: начиная от подкупа российских военных и хищений со складов МО и МВД и кончая покупкой необходимого оружия за границей, используя посредничество чеченских общин в Саудовской Аравии и Турции. Реальность этого предположения достаточно очевидна, тем более если учитывать непосредственную заинтересованность зарубежных спецслужб в пролонгации кровавого конфликта на территории России. Так, известно, что только в первые месяцы 1995 г. спецслужба Турции передала дудаевцам более 700 000 долларов США с целью закупки вооружений и боеприпасов для продолжения ведения боевых действий против федеральных войск.

2. Основной проблемой для НВФ в ближайшем обозримом будущем станет пополнение боеприпасами. Их добыча сведется не только к налетам на склады и пункты боепитания федеральных войск, но и к попыткам их закупки как в России, так и за границей. В связи с этим необходимо уделять приоритетное внимание всей цепочке обращения боеприпасов, начиная от российских патронных заводов и кончая войсковыми складами, хранящими боеприпасы, т.е. там, где наиболее вероятна возможность их хищения. Вторым источником пополнения боеприпасами могут стать государства СНГ, в первую очередь Украина и Киргизия, имеющие патронные заводы, а также приобретение боеприпасов советских образцов в странах дальнего зарубежья. Так, например, уже давно известен органам государственной безопасности так называемый "балтийский" канал транспортировки оружия и боеприпасов в Россию из Эстонии, по которому наряду с другими видами боеприпасов контрабандно ввозятся автоматные и винтовочные патроны калибра 7,62 мм финского производства.

В последние годы все без исключения правоохранительные органы подключились к борьбе с распространением огнестрельного оружия, уменьшив таким образом беспредел в его незаконном обороте. Однако, несмотря на относительное сокращение объемов похищенного оружия, его накопленные огромные запасы уже начинают диктовать свою волю нашему обществу (и это как раз тот самый случай, когда количество переходит в качество). Так, если в первые девять месяцев 1992 г. в России было совершено 4321 преступление с применением огнестрельного оружия, то за тоже время 1994 г. их количество выросло уже до 22,5 тысяч. За январь - сентябрь 1995 г. только в одном городе - Москве было зарегистрировано 1000 преступлений с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Предпринятые правоохранительными органами активные меры по борьбе с преступностью и незаконным оборотом оружия начали давать свои результаты. За январь - октябрь 1994 г. по Российской Федерации было изъято более 44 000 ед. огнестрельного оружия, а в Москве только сотрудниками ГУВД в январе - октябре 1995 г. было изъято 1 020 ед. оружия, 59 670 шт. патронов, 192 ручные гранаты, 123,5 кг взрывчатки. Но это количество является не более чем каплей в море, поскольку вооруженность населения нашей страны достигла угрожающих размеров, превысив несколько миллионов единиц нарезного и гладкоствольного оружия.

Однако особую тревогу вызывает не столько проблема распространения обычных видов вооружения, с которой еще как-то можно, хорошо ли-плохо ли, но все же бороться, сколько проблема распространения ядерного оружия и ядерного шантажа, которая затрагивает уже не только интересы национальной безопасности России, но и других государств. Для органов госбезопасности не является секретом, что отдельные преступные группировки изыскивают возможности для приобретения малых ядерных устройств, выполненных в виде ядерных мин, фугасов или их отдельных частей и компонентов.

Проводимая органами ФСБ РФ работа по предотвращению вывоза за рубеж специальных боеприпасов выявила, что основными источниками утраты ядерного оружия могут быть, помимо злого умысла, недостатки в хранении, транспортировке и осуществлении контроля, неудовлетворительная техническая оснащенность КПП ФПС на границе и низкая эффективность работы таможенников. Для кардинального решения этой проблемы требуется реализация целого блока совместных мероприятий со стороны Правительства, Министерства обороны, Минатомэнерго, ФСБ, ФПС, ГТК и других заинтересованных органов, направленных на исключение доступа к ядерному оружию любых посторонних лиц, а также на установление юридической ответственности за захват ядерного оружия и за любые иные противоправные деяния, угрожающие нормальному функционированию ядерных объектов, производству и хранению ядерных материалов.

Помимо нелегального распространения оружия среди преступных элементов, необходимо обратить внимание еще на один аспект этой проблемы. Рост преступности заставил воспользоваться услугами "оружейного" рынка далеко не одних злоумышленников, но и многих законопослушных граждан, поскольку общество, стремясь противостоять криминальному валу, начало само искать доступные средства борьбы с ним, причем не только не дожидаясь пока государство в лице правоохранительных органов предпримет необходимые меры безопасности, но уже и вовсе не полагаясь на них, да и особенно не заботясь о правомерности своих действий. Поэтому девальвация самого понятия "БЕЗОПАСНОСТЬ" как общественная, так и личная, заставила граждан в обход законодательных и нормативных актов, регламентирующих обращение оружия, любыми путями доставать его, по всей видимости взяв за основу своих действий народную мудрость, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих.

На сегодня в лидеры среди других гражданских образцов официально разрешенного к употреблению оружия, помимо короткоствольного, вышло и гладкоствольное многозарядное дробовое оружие, пользующееся большой популярностью как из-за своей достаточно высокой эффективности действия, сравнительно невысокой стоимости, так и возможности относительно свободной покупки в официальных оружейных магазинах. В последнее время к борьбе за "оружейный" рынок, рассчитывая на получение значительной прибыли, активно подключились и отечественные оружейные предприятия, приступившие к достаточно крупным научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам по проектированию и производству полицейского, служебного и гражданского оружия самообороны.

Учитывая все вышеизложенное, можно с достаточно высокой степенью уверенности предположить, что в ближайшем будущем рост наличия огнестрельного оружия на руках у населения в нашей стране не только не замедлится, но и наоборот будет возрастать все более ускоряющимися темпами. Тем более, что все предпосылки для этого имеются. Причем эта проблема может быть осложнена и таким новым для России явлением как ядерный терроризм, поскольку уже зафиксированы первые подходы преступных элементов к ядерному оружию. Наиболее распространенное на российском "оружейном" рынке отечественное стрелковое оружие армейских образцов, пользующееся высоким спросом не только из-за свой высокой эффективности, но и из-за наличия возможности относительно легкой добычи запасных частей к нему и боеприпасов, получит приоритет. Тем более, что сегодня беспрецедентные масштабы приобрело хищение оружия и боеприпасов самими военнослужащими, когда некоторые из них, сращиваясь с уголовным миром, стремятся заработать на стороне, в том числе наживаясь и на продаже оружия. Это происходит на фоне практически повсеместного падения дисциплины, участившихся невыходов на службу, пьянства, дезертирства, нарастания у личного состава Вооруженных сил недовольства, причем не только в силу социально-бытовой незащищенности, но и в силу все более активного втягивания армии в бессмысленную и бесперспективную войну в Чечне. Сохранение очагов межнациональных конфликтов, продолжение боевых действий на Кавказе также будет способствовать перекачиванию оружия и боеприпасов из "горячих точек" в руки преступного мира. Контрабандный ввоз оружия и боеприпасов в Россию из стран ближнего и дальнего зарубежья, поставленный на солидную основу, добавит еще значительное количество стволов в преступные арсеналы. Анализ используемого преступниками огнестрельного оружия позволяет также предположить, что в ближайшие годы из иностранного оружия наибольшее распространение получат образцы стрелкового оружия, рассчитанные на использование советских боеприпасов, так как вопрос обеспечения другими типами боеприпасов зарубежных образцов еще долго будет стоять открытым. Значительные проблемы может доставить правоохранительным органам и предоставление возможности вооружения частных охранных структур. Страх и угроза насилия над личностью заставят, по всей видимости, не одну тысячу законопослушных граждан приобретать огнестрельное оружие, что также внесет свою лепту в проблему его распространения.

Однако все мероприятия правоохранительных органов по борьбе с этим злом не будут эффективны до тех пор, пока государство не предпримет хотя бы первых попыток для кардинального решения основных экономических и политических проблем, стоящих перед нашим обществом, до тех пор, пока простой гражданин не будет чувствовать себя в полной безопасности не только дома, но и на работе, на улице, в магазине. Только стабильность общества сможет положить конец одной из наиболее страшных угроз для внутренней безопасности России - распространению оружия.

4. РОСТ ТЕРРОРИЗМА И МЕРЫ БОРЬБЫ С НИМ

Всплеск террористических акций 70-х годов вызвал крах широко распространенных в условиях "общества потребления" иллюзорных представлений о предустановленном иммунитете развитых стран к терроризму, вызвал шоковую реакцию в среде политологов. Поскольку с конца 50-х годов в развитых странах Запада господствовала мысль, что терроризм как способ политической борьбы, применяемый сознательно и систематически, мог использоваться лишь на уже пройденных западным миром ступенях исторического развития и, во всяком случае, никак не способен стать сколько-нибудь значительным явлением в "цивилизованных странах". Что же касается акций неофашистов, то они трактовались как пережитки еще не до конца преодоленного прошлого.

Западные ученые-обществоведы с удивлением обнаружили, что "в социальной литературе не имеется фундаментальных теоретических исследований, специально посвященных феномену терроризма". А в США, по словам бывшего директора Агентства национальной безопасности Б. Инмаиа, до 1980 г. даже не предпринимали каких-либо усилий для сбора информации по терроризму. И лишь в 1981 г. президент Рейган предпринял попытку изменить такое положение - он поручил государственному департаменту, ЦРУ и ФБР объединить политические, разведывательные и контрразведывательные ресурсы для борьбы с террористами и повстанческими движениями. Поэтому началось наверстывание упущенного. Исследованием проблем терроризма занимаются государственные и общественные организации, научно-исследовательские институты, специальные службы, военные ведомства и т.д. Проводятся многочисленные конференции, семинары, симпозиумы. В США начинает издаваться журнал "Терроризм". Появилась специальная научная дисциплина, которую обозначают термином "террология".

В Советском Союзе проблема террористической деятельности рассматривалась в основном через призму международного государственного терроризма, через призму соперничества капиталистической и социалистической систем. Причем обвинения в пособничестве терроризму сыпались с обеих сторон: социалистический лагерь обвинялся в помощи различным национально-освободительным движениям и инспирации так называемого "левого" терроризма, а капиталистический - в использовании международного терроризма для подрыва основ социалистических государств.

О реальном терроризме в нашей стране можно говорить лишь в связи со взрывами в Москве в 1978 г., осуществленными группой Затикяна, когда действительно существовала группировка, которая насильственными средствами пыталась бороться с существующим государственным строем.

Необходимость обратить внимание на проблемы терроризма именно сегодня вызывается тенденцией развития политической и социально-экономической ситуации на территории бывшего СССР, которые дают основания полагать, что мы усиленными темпами вползаем в полосу резкого роста терроризма.

Российское общество еще в недавнем прошлом обладало устойчивым иммунитетом к терроризму, однако в настоящее время он нарушен. Объясняется это тем, что терроризм, являясь по сути своей сложным социально-политическим явлением, аккумулирует в себе социальные противоречия, достигшие в нашем обществе уровня конфликта. Российское государство подошло в своем развитии к критической черте. Так, по количеству насильственных акций с использованием огнестрельного оружия, разного рода взрывных или зажигательных устройств или угроз их применения, захватов заложников, транспортных средств и средств вооружения, попыток ядерного шантажа и угроз применения компонентов химического и биологического оружия мы имеем реальные шансы превзойти уровень подобного рода террористических акций, зарегистрированный на сегодня в мире.

Причинный комплекс, порождающий терроризм, многообразен и включает:

глубинные противоречия в экономической сфере, обусловленные объективными трудностями перехода к рынку, а также субъективным невосприятием определенной частью населения новых экономических отношений либо способа перехода к ним;
растущую социальную дифференциацию граждан, из которых, по данным отдельных социологических исследований, около 20% принимают новые экономические отношения, примерно 30% оказались люмпенизированы и 40-50% находятся на перепутье;
низкая эффективность работы государственного аппарата и правоохранительных органов, отсутствие эффективных механизмов правовой защиты населения;
ожесточенная борьба за власть политических партий либо общественных объединений, преследующих политические цели, либо отдельных групп, лидеры которых преследуют узкоэгоистические цели;
снижение эффективности функционирования защитных механизмов в сфере нравственности и морали, утрату ориентиров в воспитательной работе, в первую очередь среди молодежи;
нарастание тенденции к разрешению возникших противоречий и конфликтов силовым способом (если в 1992 г., по данным МВД России, было совершено около ста заказных убийств, то в 1993 г. - в два с половиной раза больше);
усиление социальных противоречий под влиянием растущей преступности (в 1991 г. в России было зарегистрировано 4,5 тыс. преступлений с использованием огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, в 1992 г. - 8,9 тыс., в 1993 г. - 19,1 тыс.), особенно организованной, которая сама по себе создает систему защиты от правоохранительных органов и контроля со стороны общества.

В обществе, переживающем острый кризис, активно идет процесс имущественного расслоения, идеологического размежевания, организационного оформления политических движений, партий, различного рода фронтов и организаций, исповедующих различные политические взгляды и ведущих борьбу за власть. В итоге, идет политическая поляризация населения. Сила же демократического правового государства, строительство которого нами декларируется, состоит в способности решительно и незамедлительно противостоять даже намекам на угрозу терроризма, откуда бы она ни исходила. Именно дахе угроза террора не должна оставаться безнаказанной со стороны уважающего себя государства, вплоть до отдельных политических деятелей.

Поэтому проблема имеет серьезное практическое значение: компетентный подход, профессиональная организация прогнозирования, ранней диагностики, экспертизы, выявления факторов риска, предупреждения и нейтрализации сфер и зон террористической деятельности может существенно снизить вероятность ее развертывания, угрозу человеческим жизням и ущерб от терроризма.

Утверждение, что терроризм стар, как мир, не вполне соответствует действительности, поскольку стар не терроризм, а насилие, вызывающее состояние страха, ужаса, тревоги.

Насилие является неотъемлемым элементом общественных отношений. Оно присутствует как в отношениях между отдельными людьми, так и в отношениях между народами и государствами. Формы проявления насилия многообразны и варьируются от принуждения и угроз до физического уничтожения людей. Насилие сопровождается ущемлением прав и ограничением свободы действий как единичной личности, так и определенных групп или категорий лиц, организаций, в том числе государственных структур. Сам факт возможности, а тем более угроза применения насилия в отношении того или иного человека оказывает на него сильное эмоциональное воздействие, вынуждает изменять поведение, совершать или отказываться от тех или иных действий. Страх за свою жизнь, здоровье и благополучие близких является мощным средством, к которому нередко прибегают не только отдельные лица, но и государства для достижения своих целей.

Крайней формой проявления насилия в сфере политических отношений, когда на карту ставится жизнь человека, является терроризм. За каждой подобной акцией всегда стоит попытка решения каких-то совершенно определенных политических задач. Насилие выступает как инструмент сохранения либо, наоборот, изменения проводимой в стране политики.

В то же время можно сказать, что применение насилия или готовность к таковому есть не что иное, как экстремизм, то есть стремление решать проблемы, достигать поставленных целей с применением радикальных методов, включая все виды насилия, в том числе и террористические. Для современной эпохи характерно многообразие разновидностей и проявлений экстремизма: правый экстремизм (прежде всего неофашистские партии и группировки), левый экстремизм ("новые левые" в Италии и Франции, "красные бригады" в Италии и Германии) и т.п.

Еще одной характерной чертой терроризма как метода политической борьбы, является его направленность на устрашение. Она вытекает и из самого термина "террор" (страх, ужас). Совершенно очевидно, что террорист может достичь своих политических целей лишь в том случае, если он не только устранит с политической арены неугодного ему государственного либо общественного деятеля, но и сделает невозможным или существенно затруднит продолжение его политического курса другими лицами. Как правило, террористы стремятся к тому, чтобы их акции имели возможно более широкое воздействие на те социальные слои и представителей тех политических движений, против которых и направлены террористические акции. Нередко они действуют открыто, нагло. Совершая насилие или угрожая насилием, террористы используют чувство страха как средство для принуждения своих противников подчиниться их требованиям.

В настоящее время терроризм следует рассматривать как широкомасштабное явление, представляющее угрозу жизненно важным интересам личности, общества и государства.

Даже самое поверхностное изучение его позволяет сделать вывод, что терроризм приобретает все большее политическое звучание. Это объясняется тем, что, во-первых, терроризм подрывает систему государственной власти и управления, снижая, таким образом, эффективность управления обществом, регулирования социально-политических процессов; во-вторых, ослабляя государственные и общественные структуры, он усиливает влияние в обществе оппозиционных антиконституционных образований; в-третьих, активизируя морально-психологическое воздействие на население, он вызывает хаос, беспорядки, ожесточенность людей по отношению друг к другу, что опять-таки используется им в своих политических целях; и, в-четвертых, выходя за пределы государственных границ, терроризм приобретает международный характер и представляет опасность для международного сообщества.

Терроризм как социально-политическое явление представляет собой совокупность преступлений, совершаемых с использованием насилия отдельными лицами и специально организованными группами и сообществами. Он направлен на расширение влияния определенных сил в обществе, ликвидацию или подчинение деятельности их политических оппонентов, а в итоге - захват и установление политической власти.

По существу, структуры, использующие терроризм, основываются на применении антиконституционных методов политической борьбы. Они могут быть частично или полностью не согласны с существующим конституционным строем, что зависит от той основы, на которой базируется деятельность террористических организаций, от выдвигаемых ими целей и задач. К сожалению, в современных условиях терроризм не лишен поддержки со стороны отдельных государств, которые используют его для решения внешне- и внутриполитических вопросов.

Субъектами политического терроризма могут выступать как политические партии радикального толка или спонтанно возникающие политические группировки и организации экстремистской направленности, отрицающие или считающие недостаточной легальную политическую борьбу и делающие ставку на "вооруженное насилие" (например, "красные бригады" в Италии), так и специальные органы государственной власти или созданные ими "самодеятельные" организации, предназначенные для расправы над противниками существующего режима (например, утверждение фашизма в Германии).

Терроризм сегодня - сложное общественное явление. Его следует рассматривать с различных точек зрения: социально-политической, правовой, психологической и государственных органов, обеспечивающих защиту общества от терроризма.

В современных условиях терроризм - один из методов политической борьбы. Суть этого явления заключается в применении крайних мер насилия или угрозы такового с целью устрашения политических противников, принуждения органов власти или населения к определенным действиям или отказу от них. Он может проявляться в убийствах людей и нанесении им телесных повреждений, захвате заложников, преступном вмешательстве в деятельность гражданской авиации и других насильственных действиях.

Психологический подход к проблеме терроризма дает возможность понять, что он порождает у отдельных лиц стремление решать возникшие проблемы крайними, максималистскими приемами, то есть толкает их в объятия политического экстремизма. Без учета умонастроений, психологического состояния, этических установок, предопределяющих готовность людей к использованию любых, ничем не ограниченных средств для достижения поставленных ими перед собой политических целей, невозможно получить целостное и законченное представление о системе предпосылок и механизме формирования терроризма.

С точки зрения государственных органов, ведущих борьбу с терроризмом, это одна из сложных проблем обеспечения безопасности государства, общества, личности. Главная сложность состоит в том, что эффективная борьба с терроризмом предполагает не только меры, направленные непосредственно против него, но также если не искоренение тех факторов, которые непосредственно способствуют его возникновению и развитию, то хотя бы их нейтрализацию. Задача обеспечения эффективной борьбы с терроризмом требует осуществления системы взаимосвязанных мер по выявлению, предупреждению и пресечению такого рода деятельности.

За более чем вековой период характер и тактика терроризма претерпевали неоднократные, порой значительные изменения. Так, если в 60-х годах нынешнего столетия наибольшее распространение в мире получили захваты воздушных судов, то в 70-х годах их количество резко сократилось. Причина такого явления в том, что правительства стали занимать более твердую позицию в отношении требований террористов, а специальные антитеррористические подразделения приобрели опыт и стали успешнее справляться с такими преступными действиями, как захват заложников или попытки угона воздушных судов. Террористы, потерпев ряд провалов, стали чаще прибегать к тактике совершения взрывов, похищений и убийств. В последние годы возросло количество таких бесчеловечных и жестоких преступлений, как взрывы в местах массового скопления людей, например, в кинотеатрах, вокзалах, аэропортах, в общественном транспорте. Жертвами этих преступлений становятся случайные люди. Однако именно бессмысленная с общечеловеческой точки зрения жестокость в отношении ни в чем не повинных людей, среди которых оказывается немало женщин, детей и стариков, гарантирует в средствах массовой информации широкую рекламу целей и требований, выдвигаемых террористами.

Более заметными стали также такие факторы, как кооперация и сотрудничество между террористическими группами, оказание политической, моральной и материально-финансовой помощи террористическим организациям и группам со стороны государств, совершение террористических актов в "третьих странах" с целью привлечения внимания мировой общественности к поднимаемым террористами проблемам. Новым аспектом в международной деятельности в 80-е годы стало использование террора государствами для решения внешнеполитических задач. Появление государств-"спонсоров" повысило возможности и влияние террористических организаций и групп, взятых ими под опеку, в первую очередь за счет улучшения их финансового и материального обеспечения, снабжения современными видами вооружения, средствами транспорта и связи, улучшения подготовки боевиков, оказания политического и морального покровительства. Государственный терроризм существенно подорвал возможность выработки и реализации международной системы практических антитеррористических мер, так как государства-"спонсоры" всячески оберегают своих "протеже", а государства-жертвы стремятся в двустороннем порядке полюбовно уладить конфликты с государствами-спонсорами".

В настоящее время терроризм становится своего рода индустрией, работающей на экспорт. Речь уже идет не об одной группе, "вдохновленной" деятельностью или идеями "коллег-террористов" из другой страны и перенимающей их опыт, а о налаживании террористическими группами из различных стран сложных взаимоотношений, включающих такие сферы, как оперативно-боевую подготовку, материально-техническое сотрудничество, в том числе в области вооружения, а также совместное проведение акций.

Исследования деятельности различных террористических организаций и групп (в настоящее время в мире насчитывается около 500 объединений подобного типа) показывают, что террористы прибегают к самым разнообразным видам насилия над личностью: физическому, имущественному и морально-психологическому. И хотя при анализе практической деятельности террористов порой трудно провести столь четкие границы применяемого ими насилия, тем не менее в каждой акции террора тот или иной вид насилия фигурирует в качестве доминирующего. Так, при убийстве представителя власти, государственного или общественного деятеля на первый план выдвигается физическое насилие, но это преступление связано также с серьезной морально-психологической травмой для окружающих и с определенным имущественным уроном для государства и отдельных лиц.

Способы физического насилия при использовании террористических методов рассчитаны на то, чтобы изменить (либо сохранить прежней) политику путем физического отстранения конкретного человека или группы лиц от выполняемой ими государственной или общественной деятельности. Практически это может выражаться в лишении данного лица (группы лиц) жизни, в нанесении ему телесных повреждений, в лишении или существенном ограничении его свободы. Во всех этих случаях для потерпевшего становится физически невозможным выполнение той работы, которой он занимался до покушения на него.

Способы имущественного насилия над личностью имеют те же политические цели, что и физическое насилие, однако осуществляются они путем посягательства не на жизнь и здоровье конкретного лица (группы лиц), а на государственное, общественное имущество или личное имущество отдельных лиц. Имущественное насилие рассчитано на то, чтобы лишить конкретного деятеля или организацию материальной базы для проведения в жизнь избранной политической линии.

Способы морально-психологического насилия входят как составной элемент и в способы физического, и в способы имущественного насилия, поскольку террорист всегда стремится к устрашению политического противника. Вместе с тем морально-психологическое насилие над определенным лицом или группой лиц выступает и в качестве самостоятельного способа насилия. Как и два первых вида насилия, оно рассчитано на отстранение того или иного лица (группы лиц) от политической деятельности либо на изменение ее характера и содержания.

Морально-психологическое насилие осуществляется путем шантажа, угроз, клеветы и им подобных действий, направленных на то, чтобы затравить человека, вывести его из равновесия.

Применение террористами достижений науки и техники расширяет их разрушительные возможности, позволяет им привлекать к себе всеобщее внимание, держать людей в постоянном страхе. Терроризм нашей эпохи отличает качественно новый технико-организационный уровень. Сегодняшние террористические организации - это не кустарные группки плохо обеспеченных и слабо вооруженных заговорщиков прошлого, а целые концерны с многомиллионными доходами, с внутренним разделением труда и специализацией, с тренировочными лагерями, мастерскими, складами, убежищами, госпиталями, лабораториями, широко использующие новейшие типы оружия, средства связи и транспортировки, практикующие самые разнообразные и в значительной мере новые методы и приемы.

Рассматривая криминологический и правовой аспекты проблем, связанных с террористической деятельностью, нельзя не упомянуть о следующем. Много времени и сил было потрачено на то, чтобы найти типологические различия между терроризмом политическим и криминальным, а криминологическая наука говорит, что в современных условиях происходит срастание, диффузия того и другого, идет процесс политизации общеуголовной преступности. Организованная преступность ведет борьбу за завоевание позиций в эшелонах власти, без которой не может быть обеспечено гарантированное получение доходов.

Эти процессы происходят на фоне ухудшения социально-политической обстановки в России. Особенно опасной тенденцией является усиление напряженности в обществе на фоне увеличения неустойчивости государственных институтов и дальнейшего развития центробежных процессов в стране. Падение авторитета власти сопровождается криминализацией общественного бытия и общественного сознания, когда решение проблемы незаконными методами представляется наиболее эффективным.

В связи с этим тревожной представляется тенденция к все большему расширению "географии" акций террористического характера. Так, в августе 1993 г. в Георгиевском районе Ставропольского края от взрыва брошенной в окно дома боевой гранаты погиб бывший в то время депутатом Георгиевского горсовета А. Фоменко. Как выяснилось впоследствии, в адрес его жены, главы районной администрации, поступали анонимные угрозы физической расправы, но они были оставлены без внимания. В ноябре 1993 г. в подъезде собственного дома выстрелом в спину из револьвера был ранен заместитель главы администрации г.Твери А.Даниленко. 7 декабря 1995 г. в своем доме в Сосновском районе - в 50 километрах от Челябинска - выстрелом в голову был убит кандидат в депутаты Госдумы от НДР Михаил Лежнев. Этот кровавый список можно продолжить.

Растет число насильственных акций, используемых как средство давления на конституционные органы власти и управления, количество анонимных угроз физической расправы в адрес их руководителей и сотрудников, народных депутатов, судей, общественных деятелей.

Только в 1993 г. органами безопасности было установлено 117 авторов, исполнителей и распространителей анонимных письменных материалов террористической направленности.

В течение 1992-1994 гг. было выявлено 134 человека, использовавших каналы телефонной связи в экстремальных целях. За 11 месяцев 1995 г. только в Москве сработало сто взрывных устройств.

Наиболее известными событиями явились убийство депутата Государственной Думы ААйдзериса, журналиста газеты "Московский комсомолец" Д.Холодова, тележурналиста ВЛистьева.

Увеличивается количество террористических актов, совершаемых с целью личного обогащения. Практически все последние случаи захвата заложников на воздушном транспорте в Российской федерации сопровождались требованиями о выплате значительных денежных сумм.

Усиливается политическое противоборство, выходящее зачастую за правовые рамки. Сокращаются возможности федеральных и местных органов власти и управления влиять на протекающие в политической, экономической и социальной сферах процессы в условиях отсутствия эффективных механизмов реализации действующего законодательства.

Расширяется география конфликтов на этнической почве, сопровождающихся открытыми вооруженными столкновениями. Происходит рост количества противоправных деяний, прежде всего в организованных формах, что превращает преступность в один из важнейших факторов дестабилизации ситуации в стране.

В России в настоящий момент существуют регионы, где отсутствует центральная власть и которые являются источником незаконного получения оружия, денежных средств для террористов.

Анализ социально-политической обстановки указывает на возрастающую угрозу расширения масштабов противоправного воздействия заинтересованных социальных групп, общественных объединений и отдельных лиц в стране и за рубежом на политический процесс, в том числе силовыми методами. Так, в июне 1993 г. был осужден председатель Всетатарского общественного центра Аглиуллин, а в марте 1994 г. - лидер Русского национального союза Воробьев, которым наряду с другими преступлениями вменялись в вину призывы к насильственному свержению конституционного строя.

Применение террористических методов в политическом противоборстве становится реальностью, равно как и создание с этой целью в рамках существующих экстремистских (политических, национал-сепаратистских) и иных, в том числе криминальных группирований специальных структур, таких как незаконные вооруженные формирования. Отмечаются тенденции интеграции терроризма, организованной преступности и наркобизнеса, привлечения отдельными политиками уголовных группирований к борьбе за власть.

Существенная угроза безопасности Российской Федерации исходит от зарубежных террористических организаций, спецслужб некоторых иностранных государств, объективно заинтересованных в дестабилизации обстановки в стране и "экспорту" международного терроризма в Россию.

Шаги, осуществляемые Россией в направлении создания комплекса мер по борьбе с международным терроризмом, отрицательно воспринимаются рядом лево-экстремистских организаций ("РАФ", "ИРА", "ЭТА"). В знак протеста против отхода нашей страны от "марксизма-ленинизма" в 1989 г. в Лиме (Перу) был осуществлен взрыв автобуса с советскими моряками, а в 1992 г. была убита российская гражданка, вышедшая замуж за перуанца.

Опасностью, исходящей от терроризма для общества, является и то, что в массовом сознании насилие со временем может закрепиться в качестве наиболее эффективного средства достижения тех или иных целей. Уже сегодня можно утверждать, что российское общество начинает безразлично относиться к насилию вообще и террористическому в частности. Пожалуй, единственным организованным протестом против конкретной террористической акции последнего времени является закрытие в 1993 г. на один день всех банковских учреждений в знак протеста против убийства одного из руководителей Агропромбанка России - Лихачева и единодушное осуждение практически всеми политическими силами убийства Д. Холодова.

Мировое сообщество отрицает терроризм как средство достижения политических целей. Борьба с терроризмом провозглашена Организацией Объединенных Наций одной из приоритетных задач мирового сообщества. Однако он продолжает оставаться в арсенале политических сил и не может не учитываться при анализе возможностей исхода политической борьбы в том или ином обществе, в том или ином государстве. Во всех случаях в результате политического терроризма в обществе нагнетается атмосфера неуверенности в завтрашнем дне, страха и беззакония, что отрицательно влияет на политический климат, культуру общества, разрушает его интеграционные начала, способствует росту деструктивных настроений.

Эксперты-террологи выделяют сегодня по крайней мере следующие направления в современном терроризме. Первое - социальный терроризм, преследующий цель коренного или частичного изменения экономического или политического строя собственной страны. Второе - националистическое, включает в себя организации этносепаратистского толка и организации, поставившие своей целью борьбу против экономического и политического диктата инонациональных государств и монополий. Третье - терроризм религиозный, связанный либо с борьбой приверженцев одной религии (или секты) в рамках общего государства с приверженцами другой, либо с попыткой подорвать и низвергнуть светскую власть и утвердить власть религиозную, либо с тем и другим одновременно.

Однако эти разновидности современного терроризма на практике редко выступают в чистом виде. Такие примеры даются, пожалуй, лишь отдельными организациями, представляющими социальный терроризм. Но и последний, как показала практика, часто бывает окрашен в националистические или религиозные цвета. Националистический терроризм во многих случаях попросту сплетается с религиозным, и при этом довольно часто заимствует идеи, лозунги, аргументы у терроризма социального. Наконец, религиозный терроризм, как правило, является и терроризмом националистическим и также способен кое-что заимствовать из идейного арсенала терроризма социального.

По мнению западных экспертов, нынешние усилия государственных и правоохранительных органов не способны положить конец терроризму, а тем более устранить его социальные и политические корни, и поэтому терроризм продолжит свою разрушительную деятельность в XXI веке. Террор для многих экстремистских групп и организаций по-прежнему является главным средством, с помощью которого можно заставить власти удовлетворить их требования, даже если террористы и не получают поддержки большинства населения. Отдельные исследователи сравнивают терроризм по своей значимости для человечества с проблемами, связанными с ракетно-ядерным оружием, или экологическими проблемами.

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ

Международное сообщество было поставлено перед необходимостью активизировать противодействие актам террора в конце 60-х - начале 70-х годов. Именно в этот период теракты стали активно использоваться как средство политической борьбы и метод влияния на политические процессы, происходящие в обществе. Как естественная ответная реакция активизировалось сотрудничество государств в борьбе с терроризмом.

США, Италия, Великобритания, ФРГ и некоторые другие страны, в которых данная проблема в то время приобрела наибольшую актуальность, во исполнение международных договоров и с учетом собственных потребностей в 70-е годы приняли ряд специальных законов, нацеленных на предупреждение и пресечение актов террора. Однако правила, содержащиеся в международном договоре, обычно недостаточно конкретизированы. Так, п.2 ст.2 Конвенции ООН 1973 г. устанавливает, что "каждое государство-участник предусматривает соответствующие наказания за такие преступления с учетом их тяжкого характера'.

Отдельные страны юридически закрепляют нормативное содержание и механизм правового регулирования в сфере борьбы с терроризмом в форме чрезвычайного законодательства. В Великобритании в начале 70-х годов была проведена кодификация, в результате чего принят 29 ноября 1974 г. Закон "О предупреждении терроризма (временные положения)". 25 марта 1976 г. английский парламент законодательно оформляет изменения к указанному закону, устанавливающие, в частности, дополнительные меры уголовной ответственности за финансирование террористической деятельности, за недонесение о готовящихся актах террора и укрывательство лиц, обвиняемых в терроризме.

Новый этап усиления борьбы с террористической деятельностью и унификация национального законодательства в этой области связаны для Великобритании с принятием Европейской конвенции о пресечении терроризма. Закон (под тем же названием) 1984 г. вводил в действие на территории Англии положения указанной Конвенции (текст Конвенции содержался в приложении 1 указанного Закона) и уточнял ее содержание. С его принятием все преступления, подпадающие под действие Закона 1978 г., совершенные по расовым, религиозным и политическим мотивам, не признаются политическими преступлениями (п.2 ст.26 Закона). Законодательство Великобритании все преступления, совершение которых преследуется по Европейской конвенции, рассматривает в целях выдачи как не связанные с преступлениями политического характера. Сюда относятся и тяжкие посягательства на жизнь, физическую неприкосновенность и свободу лица, пользующего международной защитой, в том числе и дипломатических агентов, независимо от того, совершены они на территории Великобритании либо за границей. В законах о борьбе с терроризмом предусматриваются ссылки на другие законы, в частности, при совершении конвенционного преступления с использованием огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, повлекшего человеческие жертвы, п.1 ст.5 Закона 1978 г. при определении наказания отсылает к Закону 1957 г. об убийстве.

Для законодательства Италии, ФРГ, Франции характерны специальные законы, направленные на борьбу с актами внутригосударственного и международного терроризма. Определенный интерес представляет опыт законодательной практики Италии. Так, Закон от 15 февраля 1980 г. № 15 "О срочных мерах по охране демократического порядка и общественной безопасности" объявляет акты террора государственным преступлением, за которые предусматривается максимальный срок наказания. Положения закона применяются совместно с нормами уголовного кодекса Италии. Однако в случае доказанности совершения террористического акта срок наказания (если это не связано с каторжными работами) увеличивается в два раза по сравнению с общеуголовным преступлением. Если действия террористов обращены против лиц, выполняющих законодательные, судебные или иные служебные обязанности, то срок наказания увеличивается на треть. Ответственность за действия, связанные с пропагандой терроризма, участием в деятельности террористических организаций и их руководством, предусмотрена отдельной статьей закона. Закон дает право получить у прокурора санкцию на обыск и арест по телефону.

Было бы целесообразно закрепить в российском праве положение, аналогичное содержанию ст.24 Закона Италии от 1982 г. № 304 "О мерах в защиту конституционного строя", которая дает судебным органам право смягчать наказание террористам в случае их деятельного раскаяния (выдача сообщников и т.п.) как в ходе следствия и судебного разбирательства, так и во время отбывания наказания.

Законодательство ФРГ содержит около 10 специальных законов, направленных на борьбу с терроризмом. Они действуют и как самостоятельные правовые документы, и как вносящие изменения и дополнения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство государства. Так, параграф 129 Закона 1976 г. об изменениях и дополнениях УК и УПК ФРГ наряду с параграфом 264 Уголовного кодекса относит создание террористических групп к квалифицирующему составу преступления, обладающего повышенной общественной опасностью. Закрепляется более высокая степень ответственности и мера наказания руководителям и вербовщикам террористических организаций. Закон, принятый в феврале 1978 г., значительно расширил процессуальные права полицейских органов по проведению обысков, задержаний, арестов по фактам, имеющим отношение к террористической деятельности, дал правовое обоснование созданию контрольно-пропускных пунктов по проверке лиц, подозреваемых в террористической деятельности. В настоящий момент на территории ФРГ действует Закон о борьбе с терроризмом в редакции 1986 г.

Законодательство Соединенных Штатов Америки предусматривает уголовную ответственность за отдельные проявления террористической деятельности. Он квалифицирует все террористические акты в отношении иностранных должностных лиц и официальных гостей США (убийства, покушение и заговор с целью убийства, похищение) как чисто уголовные преступления. В то же время законодательство некоторых субъектов федерации США (штат Делавар, Калифорния, Арканзас и др.) законодательно определяет состав терроризма и закрепляет понятие терроризма.

В Уголовном кодексе штата Арканзас говорится: "Лицо совершает преступление террористической угрозы, если оно с целью терроризирования другого лица угрожает убийством или серьезным физическим ущербом его собственности" (параграфы 42-1608 ст.41), а преступник признается виновным по классу (О) Felony (совершение тяжкого уголовного преступления). Положение уголовного кодекса штата Калифорния, характеризуя понятие терроризма, включает в качестве квалифицирующего признака насилие в политических целях, в случае, если действия террориста явятся причиной "серьезного подрыва общественной активности" (параграф 422 ст. 11.5).

С конца 70-х годов правотворческая деятельность законодательных органов США активизируется. Цель - устранить пробелы в правовых нормах, регулирующих борьбу государства и общества с терроризмом. На сессии конгресса США вносились законодательные предложения по борьбе с террористическими актами, в том числе и международными. 96-я сессия конгресса провела обсуждение законопроекта "О борьбе с внутренним и международным терроризмом", в результате чего в Уголовный кодекс США были внесены изменения в соответствии с требованиями положений Монреальской конвенции "О борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации". 3 апреля 1984 г. президент США подписал специальную директиву Совета национальной безопасности США № 138 по борьбе с международным терроризмом, запрещающую оказание поддержки в любой форме государствам, охарактеризованным властями США как "террористические".

Наибольший интерес для научного анализа представляет Закон США о защите иностранных должностных лиц и официальных гостей США от 24 октября 1972 года, принятый в связи с участившимися случаями нападений, похищений и иных преступных посягательств на дипломатов и других иностранных представителей. Законодательство США и ранее содержало нормы, направленные на защиту таких лиц. Новый закон представляет собой поправку и дополнение к главе 18 Свода законов США, посвященной этим проблемам. Однако два существенно новых обстоятельства