Владимир Кузьмин: `Я не прекращаюсь!`

В творческой биографии Владимира Кузьмина, пожалуй, еще не было более масштабного творения. Можно много рассуждать и обсуждать "Эндорфин", но уже теперь понятно, что ЭТО БОЛЬШОЕ во всем блеске увидится на расстоянии. Альбому "Эндорфин" и посвящается это интервью.

В.Ш.: С чего начался "Эндорфин"?

В.К.: Началось все с того, что однажды, в начале 2007-го года, будучи на даче, я в три часа ночи на мотоцикле приехал в храм. Другого времени у меня не нашлось, видимо (улыбается). Разбудил батюшку, отца Владимира, кстати. Тот меня спокойно принял. Я ему задал один важный для меня вопрос, и он ответил: "У Вас все нормально, Вы - человек сильный, со всем справитесь. Только напишите что-нибудь о Боге. И тогда у Вас вообще всё будет прекрасно. Если что, - говорит, - могу Вас на своей машине довезти до дома". "Да нет, - отвечаю, - я сам на мотоцикле доеду".

И вскоре после этого я стал вставлять в песни слова: даст Бог, ради Бога, Бог весть... Я же писал очень много песен до этого. Они у меня лежали в набросках. И через несколько дней после ночного приезда в храм, когда я был в своей студии, а она находится достаточно высоко, на 21-м этаже, у меня возникло впечатление, что в потолке проделали дырку. И туда кто-то словно посылает мне песни - послания. Не случайно у меня есть песня "Послания с небес". Просто многие не понимают, о чем идет речь. На меня обрушилось огромное количество слов и музыки. Я весь обложился листами бумаги и начал писать песни: одну за другой. Никого не было рядом: ни звукорежиссера, никого... Я все записывал на бумажках, разбросанных на полу, на столах - везде... Была куча набросков... Тут же делалась песня, я шел в комнату, где стоит микрофон, и записывал. До этого я уже овладел навыками звукорежиссера, сам полностью записал альбом "Семь морей" и другие... Мне нужен был только барабанщик. То есть песни все время шли и шли, вперемешку между гастролями, когда мы все время переезжали, и мне везде, все время приходили какие-то песни. Первой песней "Эндорфина", пришедшей в голову, была "Радость". Последняя была записана в апреле 2008-го. В 8.30 утра, ровно 5 лет назад, я закончил запись песни "Глаза" и сказал, что больше песен писать не буду, потому что лучше сочинить невозможно. Потом я подключил барабанщика Петра Ившина и звукорежиссера Александра Клопова, и мы уже вместе закончили это дело.

В.Ш.: Прием слов и музыки "через дырку в потолке" продлился год?

В.К.: "Радость" была записана осенью 2006-го. Точно помню потому, что похолодало, и это были последние мотоциклетные денечки. И потом посыпалось, посыпалось... и сыпалось это до весны 2008-го. Прочел тут недавно на форуме сайта, что у меня были какие-то черные дни, депрессуха или еще что-то; что "Организм", допустим, я написал с бутылкой портвейна. Но это полный бред. Наоборот, я был настолько окрыленный, настолько счастливый, что ни о какой депрессухе и черных днях и речи не шло совершенно. У меня даже мысли не было, что какая-то песня покажется грустной. Я писал эти песни с радостью. И основной идеей всего альбома было желание доказать, что любовь все-таки спасет этот свет, о чем поется в последней фразе "Эпилога". "Эпилог" был последним диском - четвертым. И начинается он с песни "Следы" на первом диске.

Когда все это закончилось, меня что-то отрубило и... мне с неба начали посылать стихи. Я увлекся стихами, написал несколько романов в стихах, пытаясь их слить в один большой роман. Несколько лет я писал только стихи и... давал концерты, естественно. Записав альбом, я даже какое-то время не хотел к нему возвращаться. Я подумал, что он... вечный, что он никуда не денется, и, когда бы ни вышел, все равно будет актуален, потому что музыка там не модная, что она - на все времена. Я и сейчас так считаю. И в принципе я не спешил его выпускать. Не было такой нужды и не было времени на это, потому что я был увлечен другими занятиями.

В.Ш.: Ты согласен, что Владимир Кузьмин в "Эндорфине" предстал в несколько непривычном виде? Или это и был настоящий Кузьмин?

В.К.: Я был совершенно настоящим. Еще раз повторяю: у меня не было никакой депрессии. Я хочу сказать тем, кто не пишет музыку и стихи, что когда у творческого человека подавленное состояние, он вообще ничего не пишет. Он пишет, только когда его самого "прёт", "тащит" - как угодно это можно назвать. Нет человека, у которого не бывает грустных моментов. Это или люди, полностью лишенные каких-то душевных качеств, или полные отморозки. Каждому человеку бывает грустно, бывает весело. Я был очень бодрый, веселый, жизнерадостный и, самое главное, трезвый, потому что после встречи с отцом Владимиром я понял, что мне не нужны никакие допинги. И было очень здорово на самом деле. Работа шла, как по маслу. У меня все получалось с первого раза. Все соло на гитаре сыграны с первого раза. Все гитарные партии... Я тут же их сочиняю, тут же иду в другую комнату и все это записываю. А записывал обычно по ночам. Бывало и с утра, но чаще всего, по ночам, потому что я превратился в сову. Специально дожидался, когда у меня будет специфический голос... подуставший. Спето тоже всё было с первого дубля. Причем ни одну песню, кроме песни "Никто", я не перепевал. Да и то потому, что в этой песне я переделал слова, сделав их жестче. Многие не понимают, о чем речь. Но нужно просто внимательно ее послушать. Мы тексты сейчас опубликуем, тогда будет более понятно. Что касается "черных дней", их у меня не было. Степан был еще жив. Это было за полтора года до его гибели. И мы с ним слушали все четыре диска. Он их одобрил, но для себя попросил записать 2 песни: "Ты прекрасна" и "Прекращаюсь". Ему понравились именно эти 2 песни. Это ближе к его стилю.

В.Ш.: "Прекращаюсь", "Мрак", "Никто", "Сумасшедший"... Такие названия песен могут и напугать слушателей...

В.К.: Неужели в слове "прекращаюсь" не чувствуется ирония? Я просто знаю много людей, которые были в таком состоянии. На моих глазах они просто мучились. Я ведь про себя вообще никогда не пишу. В редких исключениях я что-то пишу про себя. Обычно речь от лица другого человека, моего внутреннего героя, в которого я вкладываю свои эмоции, чувства. Вот в песне "Прекращаюсь"... не помню, сколько там куплетов... Так вот слова как-то писались... строчка за строчкой. Я даже ничего не редактировал, ничего не переписывал. Прямо так: "Ту-ду-ду-ду-ду-ду-ду-ду-ду-ду-ду...>> Это был экспромт.

В.Ш.: Выход четырех дисков одного альбома по очереди - тоже экспромт?

В.К.: Сначала я хотел, чтобы вышли 4 диска сразу, но ни одна фирма звукозаписи не взялась за это, считая, что народ не выдержит четыре сразу. Обломали меня. Потом этот кризис и так далее... И мне стало неинтересно. Потом пришлось избрать другую тактику. Я вернулся к нему через некоторое время, снова стал слушать. Кроме "Эпилога". Он слишком страшный, я боялся его слушать. Там много песен, раскрывающих вещи, о которых никто не говорит в обычной жизни, тем более, не поет, не играет. Песни тяжелые на самом деле, и диск очень тяжелый, но... красивый (улыбается).

"Эпилог", на самом деле, - это тоже диск о любви. О любви к людям, о любви к жизни. И, если разбирать по песням, то мне... нравятся все песни. Но я лично не могу слушать их, когда дома. Я один раз их послушал, понял, что там все в порядке, что мое отношение к ним не изменилось. Но в ближайшее время я его не собираюсь слушать, потому для меня этот диск слишком тяжелый. Там, действительно, есть песни, которые предупреждают моего сына, который тогда еще был жив. И конкретная песня о Лизе, посвященная ее памяти - "Нет слез". Я ее без слез сам не могу слушать. Это знают поклонники, но не все же знают, о чем идет речь. Мне очень нравится песня "Джимми". Она несет очень глубокий смысл. Ведь у нас не ценят артистов в той степени, в которой они этого заслуживают. И то, что, допустим, прощают артистам в Америке, в Англии, у нас почему-то начинают разводить. Эта песня была написана давно, еще в Америке. Мы там играли очень много песен Хендрикса. И я решил написать свою, в его стиле. Там были английские слова, уже даже не помню, про что... Да и вообще почти забыл ее. И вот посмотрел я как-то в очередной раз его концерт, где он был совершенно никакой. Играл порой мимо, но люди сидели на травке и кайфовали. На травке - и в прямом, и в переносном смысле. Это было на фестивале в Вудстоке. Но как относятся люди к артистам там - и какие у нас есть провокаторы!.. Какая-нибудь бабушка у нас, когда ей не спели песню "Когда меня ты позовешь", сразу идет билет сдавать и кричит, что ее обманули. Что это не Кузьмин. И вообще: что это такое, что он там играет?! Так что пусть никто не удивляется, что на концертах я играю песни, которые на сто процентов нравятся народу. Я не хочу навязываться.

В.Ш.: Кстати, будут ли песни из "Эндорфина" исполняться на концертах?

В.К.: "Эндорфин" - альбом студийный, но мы будем играть из него некоторые песни на концертах. Пока еще не знаю какие. Конечно, там столько наложений, масса вокальных партий. Там нужно восемь Кузьминых иметь на сцене, чтобы это спеть. По большому счету такое невозможно. Все равно они будут в концертах звучать по-другому. Поэтому у нас нет особого желания исполнять их на сцене. Но петь их мы будем. Наверное, когда люди запросят, когда будет спрос на эти песни. А он, естественно, будет.

В.Ш.: Вернемся к представлению песен "Эндорфина"...

В.К.: "Вернись" - это песня, которая посвящена в основном, конечно, подросткам, как предостережение от наркотиков. Там это явно сказано. "В тряске коматозной...>> и так далее. Кто понимает, "сколько людей превратилось в прах", для тех эта песня очень серьезная. Некоторые думают, что она про девушку, но на самом деле "вернись назад" - имеется в виду: "не употребляй". Не употребляй наркотиков. Там все понятно в словах. Так же, как и песня "Самолет", эта песня о смерти любимого человека на самом деле. "Но кто развернет самолет упавший?" Никто не развернет...

Песня "Мрак" - это стеб, такой легкий Эдгар Аллан По. Стеб, который просто мне пришел в голову. Я его тут же записал. На флейте там поиграл ночью. Мне показалось, что песня забавная. Ну, а "Мрак"... это же не просто мрак. Мы говорим в жизни: "Вот мрак!.. Что происходит?!.." Примерно в этом смысле.

- Что за песня по радио звучит?

- Да вообще мрак! (улыбается).

В.Ш.: А песня "Дом" о чем? Что здесь за метафора?

В.К.: Песня "Дом" имеет еще и другое название: "Параллельная жизнь". Она о том, что мы постоянно проживаем параллельную жизнь. Дом - вечный, ведь наша Душа живет вечно. И поэтому сон постоянно повторяется. Мы на тонком уровне все равно общаемся со своей реинкарнацией. Общаемся и видим совершенно другую жизнь. Рядом с героем этой песни там фигурирует ружье. Есть старая театральная байка: "Если на сцене появляется ружье, то оно обязательно выстрелит". Кто заметил, что там есть ружье, и что "на полу в богодельне вся семейка лежит", тот понимает, что человек их всех просто замочил. Ружье выстрелило! Эта песня мне и пришла во сне. И это один из редких случаев, когда я вскочил и через силу включил магнитофон и записал ее. Это единственный случай, когда песня из сна. В основном, мне что-то снится, а просыпаешься - и ничего не помнишь. Стала сниться музыка, которая мне жутко нравится. Я думаю, блин, где она?.. Или ищу музыку, которую где-то потерял... Где эта кассета? Где этот альбом? Куда он делся? Просыпаюсь - ничего нет. Оказывается, эта песня мне приснилась. Но в этот раз я сел, подредактировал слова и на следующий день записал ее. И сам обалдел от того, что сделал. Честно говоря, я был в шоке. Для меня самого это было открытием: как-будто это не я написал. Как-будто это действительно пришло откуда-то. А во сне оно точно приходит откуда-то. Сон - это маленькая смерть.

В.Ш.: У некоторых поклонников впечатление, что не только эту, но все песни написал не ты...

В.К.: Возможно, все эти песни написал мой двойник. Я по гороскопу Близнецы. Поэтому раздвоение - это мое нормальное состояние. Я все сваливаю на двойника (улыбается). Я думаю, что действительно я в жизни совсем другой человек, нежели на концерте. Мне немного обидно, что поклонники, если они являются таковыми, пытаются за меня решать, что я там думаю, что я хотел сказать, и вообще как мне было плохо - бедняжке... Могу повторить, что счастливее меня никого не было в тот момент, когда я записывал этот альбом. Весь "Эндорфин", все 4 диска. Так что все их домыслы, что "Организм", к примеру, это личное произведение, не соответствует действительности. Это посвящено всем женщинам и всем мужчинам. Посвящено любви. Как сказал "ВКонтакте" один из поклонников: "Если бы там вместо "Кати" была песня "Клава", многое могло бы измениться в отношении к этому диску".

В.Ш.: Довелось столкнуться с мнением, что звук в "Эпилоге" какой-то непривычный?

В.К.: Дело в том, что вообще вся музыка там непривычная. И слова непривычные в песнях на этом диске. И голос непривычный. Я специально добивался... ну, то есть не специально, а мне просто нравилось то, что я находил. Даже те поклонники, которые вначале что-то не понимали в звуке "Эпилога", послушали "Организм", и их рука сама вновь потянулась к CD-плееру или к чему-то там еще. Они снова прослушали "Эпилог" и признали, что это гениальный диск. То есть я так считаю, что если прошло время, и мне за 5 лет не разонравилось, значит, уже не разонравится. Потому что я критичен ко всем своим песням. Обычно, действительно, я практически не слушаю свои альбомы. Только, может, через много лет я, по просьбе друзей, могу послушать что-то. А так меня всегда несет вперед.

В.Ш.: Важно, чтобы мнение поклонников совпадало с твоим? И как ты вообще относишься к критике?

В.К.: Дело даже не в критике. Просто я хочу, чтобы люди, которые называют себя поклонниками, понимали немножко больше. Им тогда будет интереснее слушать мою музыку. Каждый может иметь свое мнение, естественно, и все зависит от настроения. Мне с утра нравится одна музыка, вечером - другая. Я вот в машине сижу, слушаю то джаз, то тяжелый рок, то блюз. Поэтому, вполне возможно, что кому-то музыка не пришлась по душе. В этом ничего удивительного нет. Все не могут находиться в одном состоянии одновременно. У всех людей свое настроение, свое видение, свое слышание. Это не критика, люди просто высказывают свое мнение, и я к нему прислушиваюсь, поэтому поясняю. Находясь в таком радужном, безоблачном, можно сказать, божественном состоянии, я, оказывается, написал, грустные песни, как считают некоторые. Это меня удивило. Если взять "Организм", то для меня это самые светлые песни, что я когда-либо сочинил.

В.Ш.: На интернет-форумах бываешь?

В.К.: Я в первый раз зашел на форум и в группу поклонников Владимира Кузьмина "ВКонтакте" в день выхода диска "Эпилог". В первый раз в жизни. Раньше меня это вообще как-то не интересовало. И некогда было. Потом стал читать периодически.

В.Ш.: Что осталось незамеченным и недооцененным в обсуждениях?

В.К.: Всё!.. (смеется)

Почти всё пока мимо... в общем восприятии. И потом не все же пишут. Может, те, до кого дошло, как раз и не пишут. Но до тех, кто пишет, многое просто не дошло. Не хочу никого обижать, но многие пока... не въехали, так скажем (улыбается). Надеюсь, пока. Пройдет время, думаю, многие въедут. Но не все...(улыбка). Я-то воспитан вообще на западной музыке. С отцом - морским пехотинцем мы жили у западных границ страны. Я слышал с детства только западную музыку. Телевизора у нас не было долго. И я тем более вообще не знал, что такое советская песня. Поэтому так получилось, что многие не знают тех западных аналогов, от которых я отталкиваюсь, и из которых черпаю вдохновение. Плагиатом я никогда не занимался и четко слежу за этим. Вот у меня коллекция блюза, допустим, - пластинок 150. И если дать их послушать человеку, который никогда не слушал блюз, он скажет, что это одна песня. А для меня те 500 песен - они все разные. В каждой есть свои нюансы. А в советской музыке я вообще не разбираюсь и не понимаю вообще, что они поют и что говорят. И вообще я это за музыку не считаю. Я там не слышу музыки. Тексты бывают интересные. Поэтому многие поклонники не знают тех корней, на которых я с детства воспитался. Они и не понимают того же "Джимми", или вот песню "Любовь моя светла". Это я считаю вообще просто своим детищем номер один. У меня кумир стихосложения и всяких песенных заворотов - Боб Дилан. И когда я сделал эту песню, то обалдел. Там 15 куплетов и все - один из другого вытекают. Я так завелся, это вообще было что-то... Я просто заново оценил себя, как сонграйтера. (улыбается). То есть как сочинителя песен. У нас такого слова даже нет. И я считаю песню "Любовь моя светла" моим огромным достижением. Опять же это поймут те, кто знает Боба Дилана. Может, знают "Нок, нок" - это самая его известная песня. На самом деле он такой...очень не простой. У меня всегда была тяга к длинным стихам. Как сказал кто-то, по-моему, Терентий (см. "Из дневника ВК" и Твиттер): "Краткость - кость в горле таланта". А я бы еще добавил: "Краткость - теща таланта". Так что когда меня "прет" - я не могу остановиться. Поэтому некоторые песни длинные получаются. То есть я умею сочинять короткие песни, но... не хочу. Мне хочется выразиться до конца. Мне все равно: формат - не формат. Возьмут ее на радио, не возьмут - меня вообще не интересует. Поэтому песни достаточно длинные. У нас формат где-то 3 минуты, а у меня даже нет таких песен. Они все длинные.

 Хочу еще добавить кое-что важное. Все песни писались вперемешку. Разделял я их на диски уже потом. Все песни сначала писались - как торкнет. Все 52 песни писались подряд. На какой диск пойдет та или иная, я точно сам не знал. Была сначала концепция, будто молодой мальчик слушает радио и слышит блюз. Потом начинается рок-н-ролл и... всё поехало. 1-я часть должна была быть чисто рок-н-рольной, блюзовой. Называлась она "В блюзАх моя душа". Я очень люблю поэзию Поля Верлена, у него есть "В слезах моя душа". Но я подумал, что это не поймут, и теперь этот рок-н-рольный диск будет по-другому называться.

В.Ш.: И как по-другому?

В.К.: Он будет называться "Байкотерапия". Или еще как-нибудь... (улыбается). По первоначальному замыслу он должен был выйти первым. Теперь внутренняя нумерация сбита, но когда люди будут слушать сначала, всё поймут. Третьим выйдет первый диск, а четвертым - второй... Всё логично... (смеется). Хотя для народа какая разница, когда и какими по счету их слушать. Но вообще эта фишка - "наоборот" - у нас в "Динамике" присутствовала. Мы с братом Сашей очень увлекались этими перевертышами. Я уже рассказывал об этом. Как-то выучили слова песни "Во саду ли, в огороде". Записали на магнитофон и пустили пленку наоборот. И очень прикольно получилось. Хотя в "Эндорфине" это получилось случайно; я не хотел этого делать. Извиняюсь, конечно, перед поклонниками за такую задержку выпуска... Но зато за эти пять лет я столько новых песен написал, что впереди, после "Эндорфина", надеюсь, их ждет много сюрпризов.

В.Ш.: Какой из 4-х дисков "Эндорфина" - пиковый?

В.К.: "Эпилог". Он окончательный. Когда люди прослушают все четыре, они все равно придут к тому, что будут слушать "Эпилог" и в конце - фразу "Любовь спасет этот свет". А потом идет странный вальсочек, как намек на то, что вся жизнь - театр, все вокруг - только мечты. Хотя на самом деле... Никакая любовь мир не спасет (улыбается). Это творческий замысел артиста. Лично сам я не верю, что любовь что-то там спасет, но... пытаюсь это внушить другим. Чтобы люди просто любили друг друга. "Make Love, Not War!". Хипповская заповедь до сих пор для меня актуальна. Занимайтесь любовью, а не войной!

В.Ш.: Рейтинги песен, которые устанавливают поклонники в соцсетях, что-то значат? Напомню, в "Эпилоге" впереди "Радость" и "Глаза", в "Организме" лидируют "Эйфория" и...

В.К.: ...<<Колыбельная"... Знаю. Я полностью согласен с этим. "Эйфория" песня вообще для меня необычная. "Колыбельная" мне ближе. Но опять же говорю, что ко всем песням я отношусь одинаково. За исключением, конечно, композиции "Глаза" и почему-то песни "Вина"... Мне кажется, народ ее еще недопонял. "Вина" была 51-й песней. После нее я уже сказал, что больше не буду ничего писать. И тут на следующий день как торкнуло... и я еще "Глаза" сочинил. Тогда я твердо сказал, что больше под именем Владимир Кузьмин ничего нового не выйдет.

В.Ш.: И как же теперь?..

В.К.: А потом я передумал... (смеется).

Прошло время, и я решил снова писать песни. Но они уже такие, что, боюсь, вообще вех поклонников потеряю. Там уже точно никто не скажет, что я пишу про себя. Там истории про других людей, совершенно конкретные, невероятные. Могу даже сказать название следующего альбома...

В.Ш.: ???

В.К.: ...Но не буду (смеется).

В.Ш.: Когда примерно следует ожидать выхода третьего и четвертого дисков "Эндорфина"?

В.К.: Издатели не хотят спешить. Третий диск я хочу выпустить к своему дню рождения 31 мая, а четвертый - осенью, потому что летом уже точно никто ничего не будет выпускать. Во всяком случае, так планируется.

В.Ш.: Есть мнение, что "Эндорфин" мог бы неплохо смотреться в формате рок-оперы. Это возможно сделать на сцене?

В.К.: Рок-опера это нечто другое. "Эндорфин" - это больше арт-рок . У меня в этом альбоме очень много кантри, блюза... Рок-оперу, чтобы народ пришел и слушал 4 часа, сделать невозможно. Даже если не 4 часа, у нас в стране сделать невозможно. Для этого нужны сцены сумасшедшие, эффекты, нужно кучу музыкантов, певцов собрать на сцену, делать кучу звуковых наложений, 8 Кузьминых, как я уже говорил... Где же я найду 8 человек, которые поют моим голосом? Это очень сложно. Да и нет у меня такой задачи - я же не "Пинк Флойд".

В.Ш.: Если "Байкотерапия" - рабочее название 3-го диска, то оно уже приоткрывает его жанровое направление?

В.К.: Это, конечно, рок-н-ролл. Блюз-рок.

В.Ш.: Люди просят рока...

В.К.: Да там его достаточно в принципе. Я же хотел его первым выпустить, но тогда уже девушки испугались бы (улыбается). Рок ведь мальчикам больше нравится, чем девочкам. Но на самом деле еще мало людей слушали все это. И поэтому мнение поклонников, когда пишут в общем, одни и те же ребята, не означает, что все так и есть на самом деле. На форумах и в сетях ведь не все любят сидеть.

В.Ш.: Какие мысли и идеи из обсуждений на форумах понравились, запомнились? Может, что-то ценное для себя почерпнул?

В.К.: Мне очень понравилось одно замечание: "Гений" (смеется).

На самом деле там много интересного, даже несмотря на то, что по большому счету многие еще не въехали. Я не пожалел, что стал следить за обсуждениями. Иначе бы не было этого интервью. Я никогда не делаю то, что мне неинтересно или не нравится. Меня никто не заставляет писать какие-то песни для кого-то. Меня просят писать песни для многих артистов за деньги. Но я не хочу этого делать. Нет на это времени и желания.

В.Ш.: Но в целом, реакция не совпадает с ожидаемой?

В.К.: Почему? Я же не могу судить обо всех. Я апробировал, тестировал этот альбом на близких людях 5 лет назад. И все были в восторге. Все люди, которые разбираются в музыке, в ней разобрались. Я понял, что и остальные догонят. Был спокоен за это. Успех для меня не самое главное. Самое главное - процесс создания. Вот в этом весь восторг, когда мурашки идут по коже во время записи и прослушивания, я получаю страшное удовлетворение от этого. А то, что будет какой-то успех, или банщицы будут слушать (банщицами я называю теток, которые, мягко говоря, слушают неправильную музыку). Естественно, я на это не рассчитываю. Хотя попадаются такие банщицы, что и "догоняют". Есть у меня такие знакомые. Дамочки в возрасте, но очень даже понимают, о чем идет речь. Кстати, к моему удивлению, есть и очень молодые ребята, девчонки, которые тоже въезжают и достаточно хорошо разбираются. Но это не на форуме, а в личном общении. Некоторые люди говорят такие интересные фразы про "Эпилог" с "Организмом".

В.Ш.: А Терентий что говорит?

В.К.: Терентий... еще не слушал. Терентий временно оглох (смеется).

В.Ш.: Терентий не станет в будущем героем песенного творчества?

В.К.: (Пауза)...Вполне возможно (улыбается). Терентий вообще интересная личность, многогранная... Интерентий... И потом у них же в семье еще дочка и сын. Дочка тоже "запанкованная" вся. Так что они еще там жару дадут. Откуда Терентий мне на голову свалился, я тоже не знаю... (смеется) Кто это такой? Откуда? Почему именно Терентий???... А жена - Клавдия... Это не ко мне вопросы (смеется)... Сына, кстати, у них зовут Аристарх. А дочку Ксюша. Они с женихом уже ипотеку берут... А вообще, то, о чем мы говорим с тобой, мало кто понимает.

В.Ш.: Да главное, что мы понимаем.

В.К.: Но все равно же смешно. Народ же надо смешить. И пугать иногда. Правда, про палача вышло не очень смешно. ("Это жизнь, - подумал палач, обтирая топор" - см. "Из Дневника ВК", Твиттер ). Но все равно, я знаю, люди улыбаются. Я каждый день выпускаю по какой-то шутке. Вот кто-то написал про Фоменко. Да, Фоменко - это, конечно, клево. Мы с ним очень дружили. И, кстати, я чуть не стал там тоже работать, в жанре радиоюмора. А потом передумал, потому что артист не должен быть диктором. Так вот Фоменко и так парень с юмором, умница, но на него работала вся страна, присылая ему на сайт тысячи своих шуток, баек и афоризмов. А я-то практически один работаю. То есть я не работаю, мне в голову ударит - я и запускаю в Твиттер и в дневник на сайте. Я не считаю это работой. Это развлечение.

В.Ш.: Что последнее написал? Вон на том пюпитре, в данный момент, что за листы бумаги?

В.К.: Последней написал песенку... на 43 куплета, по 8 строчек каждый. Так что ребят ждет большое открытие. Меня на крупные формы потянуло. В следующем альбоме будет только четыре песни: две по 16 минут, одна - 10 и еще одна - 9 с половиной. Я сегодня уже хронометраж сделал. Я распечатываю листочки, склеиваю их, потому что они длинные получаются, и работаю... Так что, я думаю, скоро всех поклонников растеряю (улыбается) Зато придут новые (улыбка). Шучу, конечно. Кстати, Бобу Дилану это понравилось бы.

В.Ш.: А у нас кто-то пробовал подобное?

В.К.: Высоцкий. Он тоже сочинял длинные песни... Но таких длинных даже он не писал (общий долгий продолжительный смех).

Интервью подготовил Владимир Шевченко.
http://vladimirkuzmin.org/main



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
8 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.