Владимир Гамза: «Наша экономика настолько искажена, что мы не понимаем, что в ней происходит»

Владимир Гамза: «Наша экономика настолько искажена, что мы не понимаем, что в ней происходит»

О возможностях вывода бизнеса из «тени», его кредитовании, потенциале России, необходимости ответственности бизнеса перед кредиторами и новом объединении кредитных брокеров в интервью Bankir.Ru рассказал президент Национального союза кредитных брокеров, заместитель председателя Экспертного совета Деловой России, член комитета по стратегии МСП Банка (группа Внешэкономбанка) Владимир Гамза.

// Софья Ручко, Bankir.Ru

– Владимир Андреевич, ситуация с кредитованием малого и среднего бизнеса оставляет желать лучшего?

– Центральный банк требует от банков, чтобы они кредитовали только прозрачный бизнес, в то время как сейчас до 40% бизнеса находится «в тени». Возникает большое противоречие между желанием бизнеса кредитоваться и его нежеланием соответствовать требованиям МСФО и Банка России. ЦБ свою линию четко выдерживает, и у меня нет никаких сомнений в том, что он будет продолжать требовать от банков кредитовать именно прозрачный бизнес.

Сейчас у предпринимателей настал момент серьезного выбора: либо стать прозрачными (то есть открыться, платить все налоги), но при этом быть малорентабельными и неконкурентоспособными, либо оставаться «в тени», но кредитоваться вне банковской системы.

Поэтому ситуация с кредитованием МСП оставляет желать лучшего.

– Какие-то меры налогового стимулирования, снижения налогов предусмотрены?

– В этом году Минфин заявил о переходе к политике стабильного налогообложения: то есть не будет ни снижения, ни повышения налогов. Это вроде бы неплохо, но нужно понимать, что стабильность такого рода не является достаточной для стимулирования развития бизнеса.

Сегодня налогов и других обязательных платежей у нас собирается в размере около 40% от ВВП. Во всем мире – примерно 25–30%. Если предприниматель будет платить налоги честно, то на это будет уходить более 50% его прибыли!

Я думаю, в ситуации с малым бизнесом государству надо было пойти на так называемый «нулевой вариант» – снизить налогообложение до какого-то приемлемого с точки зрения бюджета уровня, близкого к нулю, а потом постепенно, в течение многих лет, увеличивать налоги.

– Многие предприятия по причине своей «непрозрачности» уходят кредитоваться в МФО. А там – огромные ставки!

– Для малого бизнеса процентные ставки не имеют столь существенного значения, как для крупных предприятий, потому что скорость обращения денег у них чрезвычайно высокая. Если, к примеру, индивидуальный предприниматель в месяц получает 15% прибыли, то ставки даже в 60% годовых, то есть 5% в месяц, являются для него вполне приемлемыми.

– Как вы относитесь к рынку МФО в России?

– Рынок МФО возник и развивается, потому что востребован. Это главный принцип любого бизнеса: если он востребован, то он успешен. Почему востребован? Потому что есть масса людей, которые не могут получить кредит в банке.

Если с осени мы начнем внедрять еще Базель-3, то малому бизнесу придется совсем забыть о банковских кредитах. У предпринимателя останется два варианта: получать кредит как физическое лицо в банке, если у него есть соответствующее обеспечение и хорошая кредитная история, либо брать деньги под свой бизнес в МФО.

– Но должно же быть какое-то ограничение ставок. Нужен закон о ростовщическом проценте?

– Я отрицательно отношусь к различным ограничениям и считаю, что нужно очень осторожно подходить к такого рода запретам. Мне понятны ограничения в сфере потребительского кредитования, потому что заемщик может попасть в ситуацию, когда ему очень понадобятся деньги, и он будет готов взять их под любые проценты. Здесь возникает асимметрия прав и ответственности, потому в этой сфере можно устанавливать определенные ограничения по процентным ставкам.

В сегменте кредитования индивидуальных предпринимателей и юридических лиц я бы не стал делать ничего подобного, потому что это не вопрос жизни и смерти человека, а вопрос бизнеса. Я считаю, что предпринимателей нужно приучать к тому, чтобы они отвечали своим бизнесом за принятые решения. Нужно, чтобы бизнес осознавал меру ответственности при получении кредита.

Необходимо, чтобы система ответственности по коммерческому кредиту работала четко, как часы, чтобы предприниматель не имел возможности вывести свои активы из бизнеса в случае невозврата кредита. Часто бизнесмены соглашаются на любую ставку по кредиту, а потом выводят активы, и в итоге получается, что с заемщика нечего взять. Наш российский бизнес – очень ушлый в этом плане. Он часто состоит как минимум из трех компаний, формально не аффилированных друг с другом. На одной компании сосредоточены все активы, на другой – процессинг, на третьей – продажи, закупки. Как правило, за кредитом приходит компания, которая занимается реализацией продукции и закупками, у нее большой оборот по счету, она красиво выглядит, но ей практически нечем ответить в случае дефолта.

Нужно, чтобы все соблюдали правила бизнес-игры, понимали, что бизнес – это деятельность по четким правилам, и если ты взял кредит под огромные проценты, то ты отвечаешь за это решение своим бизнесом.

В Израиле очень интересная система поддержки малого бизнеса. Там практически каждый предприниматель, кому нужны инвестиции на разумный проект, имеет возможность их получить. Но если предприниматель, получив деньги, неэффективно их использовал, то его кредитная история будет испорчена, и больше кредит он не получит никогда.

– Если говорить о финансовом рынке в целом, то разброс процентных ставок, нюансов кредитных программ там довольно-таки велик. Помочь сориентироваться могут кредитные брокеры. Но их услуги оказались в России не востребованы. Это так?

– Нет, не так. В этом году мы на основе российского опыта кредитного брокериджа создали новую структуру – некоммерческую организацию «Национальный союз кредитных брокеров». Я избран его президентом.

Мы приняли решение, что в НСКБ будут состоять только проверенные временем «белые» брокеры, не будет ни одного брокера, который каким-то образом себя запятнал.

В наших планах – создать саморегулируемую организацию кредитного брокериджа. Мы хотим показать банкам, что настоящий «белый» кредитный брокеридж – ответственный, соблюдающий законодательство, действующий в общих интересах кредитной организации и заемщика – возможен. Примерно четверть из 2 тыс. существующих в России брокеров работает честно.

Мы хотим, чтобы кредитный брокер стал «кредитным адвокатом» клиента: помогал ему в правильном построении взаимоотношений с банком, давал абсолютно профессиональные консультации о том, как нужно работать с банком для того, чтобы получить кредит, реально приемлемый для данного клиента, чтобы не иметь проблем в дальнейшем.

– Вы также являетесь председателем комитета по финансово-кредитному обеспечению бизнеса «Деловой России». Какова роль этой организации в вопросах развития финансирования малого и среднего бизнеса?

– Инициатива создания механизмов поддержки среднего несырьевого бизнеса постоянно исходит от «Деловой России». Наш комитет системно поднял этот вопрос еще в конце 2011 года.

Мы благодарны Внешэкономбанку, совместно с которым начали продвигать предложения по поддержке среднего бизнеса. В результате уже в майских указах 2012 года президент России поддержал эти инициативы и дал указание реализовать наши предложения.

Было принято два серьезных решения. Первое – расширить деятельность МСП Банка, создав гарантийный механизм для инвестиционных проектов среднего бизнеса. Второе – организовать Международный фонд поддержки инвестиционных проектов малого и среднего бизнеса.

– Что это за фонд?

– Сейчас Внешэкономбанк совместно с инвестбанком KFW (Германия) и некоторыми другими международными финансовыми институтами занимается созданием специального инвестиционного фонда, который появится уже в этом году. Он будет работать в режиме проектного финансирования с несырьевыми предприятиями малого и среднего бизнеса.

К сожалению, в России нет специального законодательства по проектному финансированию, есть лишь отдельные нормативные фрагменты по этому вопросу, в связи с чем такое законодательство фактически отсутствует. Поэтому названный фонд зарегистрируют в иностранной юрисдикции, но он сможет финансировать наши предприятия. Внешэкономбанк будет оператором фонда в России.

Получить поддержку фонда смогут учредители специальной проектной компании, имевшие удачный опыт реализации инвестиционных проектов. Ставки по кредитам, я уверен, будут вполне приемлемыми.

– Что здесь понимается под проектным финансированием?

– Финансирование по особой форме, когда для получения средств создается специальная проектная компания и кредитование осуществляется под залог будущих прав и активов, возникающих в результате реализации инвестиционного проекта. Расчеты с инвестором производятся из будущей прибыли.

Поскольку у нас нет законодательства о проектном финансировании, то сегодня ни один российский банк не способен строго юридически заниматься этой деятельностью. Российские банки осуществляют якобы проектное финансирование в форме инвестиционного кредитования. Все серьезные сделки по реальному проектному финансированию заключаются в иностранных юрисдикциях.

В новом проекте Гражданского кодекса есть понятие проектного финансирования. Надеемся, что ГК будет принят, и в дальнейшем появится специальный закон о проектном финансировании. Проект такого закона уже есть в Минэкономразвития, я участвовал в его подготовке и обсуждении.

– Что нового появится в программах МСП Банка?

– В стратегии развития МСП Банка на ближайшие три года, финальный вариант которой был недавно рассмотрен на заседании Комитета по стратегии, предусмотрены существенные изменения в его деятельности. Будет увеличена капитализация банка, объем кредитования вырастет до 300 млн. рублей на одного заемщика, начнется активная работа с инновационными проектами.

МСП Банк начнет выдавать государственные гарантии по проектам на сумму до миллиарда рублей. Речь идет в первую очередь об инвестиционном кредитовании проектов. Размер гарантий – до 50% от объема проекта. Этот гарантийный продукт ориентирован, прежде всего, на средний бизнес и должен стать очень серьезной помощью для него.

Получилось так, что средний бизнес оказался фактически вне программ государственной поддержки. Представители малого бизнеса могут обратиться в региональные страховые фонды, МСП Банк. Крупному бизнесу помогает Внешэкономбанк. А средний бизнес – бизнес со стоимостью проекта от 300 млн. до 2 млрд. рублей – оказался вне всякой поддержки.

– Какие предприятия и под какие проекты смогут получать гарантии МСП Банка?

– Это должны быть предприятия с показателями средней финансовой устойчивости в соответствии с требованиями Центрального банка. Программа рассчитана на поддержку неторгового и несырьевого сектора экономики.

– Иностранные инвесторы приходят в российский бизнес?        

– Прежде всего, они приходят в инфраструктурный бизнес, когда понимают, что за каким-либо проектом стоит государство, которое так или иначе вернет им вложенные деньги.

Также инвесторы должны быть уверены в том, что проект в любом случае окупится. Допустим, электроэнергетика. Никто завтра не откажется от электричества – как потребляли, так и будут потреблять.

Конечно, любой иностранный инвестор мечтает попасть в российский сырьевой сектор. Хотя в ряде субъектов Российской Федерации (Калужской, Ульяновской, Ленинградской областях) инвесторы активно приходят и в другие отрасли – перерабатывающие, машиностроительные. Я думаю, что инвесторы приходили бы и на другие территории, если бы там были такие же инвестиционно активные губернаторы.

В России пока, к сожалению, всё зависит от начальника. Полагаю, 80% успеха того или иного инвестиционного проекта зависит от позиции губернатора.

– То есть при желании можно все-таки «обустроить» страну?

– Да, можно. Для этого нужно, во-первых, широко отрыть ворота для иностранных инвесторов, не создавать искусственных препятствий для них. Во-вторых, государству нужно максимально уйти из экономики, перестать быть хозяйствующим субъектом в ней. В-третьих, следует начать привлекать квалифицированную рабочую силу со всего мира, создавать условия для ее прихода. Для того, чтобы сохранить конкурентные преимущества относительно Китая, американцы поставили задачу к 2050 году довести народонаселение США до 500 млн. человек за счет качественной иммиграции. Почему мы не можем поставить себе задачу – довести население до 300 млн. человек?

Надо перестать складывать в «кубышку» наши валютные резервы и начать закупать современные технологии. Совершенно очевидно, что по технологиям, особенно машиностроительным, мы сильно отстали от всего мира. Нужно дать достаточно полномочий губернаторам, чтобы они могли реально решать на своих территориях задачи развития. Пока мы будем собирать в федеральный бюджет больше половины всех налоговых платежей, о каком развитии территорий можно говорить?!

Формула богатства нации элементарна: количество рабочих мест, умноженное на производительность этих рабочих мест. У нас достаточно большое народонаселение, и если оно будет производить (а не проедать) хотя бы в два раза больше, чем сейчас, то наше богатство сразу удвоится, мы не будем так зависеть от нефти и газа.

Я не вижу никаких проблем для того, чтобы Россия сделала рывок вперед. Понятно, что это не может произойти за 3–5 лет, но лет за 20 – вполне возможно. Мы можем уйти от сырьевой зависимости. В России есть все необходимое для развития: кадры, ресурсы, предприниматели.

– Ну а одна из основ любой экономики – это малый и средний бизнес. Его тоже нужно развивать.

– Я бы сделал очень простую вещь: освободил весь малый бизнес от налогов (его доля в бюджете страны ничтожно мала). Первый год можно сделать нулевую ставку налога или 1%, а потом постепенно, каждый год, начинать по 1% добавлять. Я уверен, что тогда весь бизнес обелился бы и стал нормально работать.

– Почему это не делается? Ведь бюджет недополучает в конечном итоге из-за массового ухода бизнеса «в тень».

– Не знаю, я теряюсь в догадках. Сегодня наша экономика настолько искажена, что мы не понимаем, что в ней происходит. Когда почти 40% экономики находится «в тени», как можно вообще планировать какое-то развитие!

К тому же в России налогообложение представляет собой «перевернутую пирамиду». У нас, в отличие от всего мира, гражданин платит налоги там, где работает, а не там, где живет, а предприятие ровно наоборот: платит налоги там, где оно прописано (то есть, например, «Сибнефть» платит налоги в Петербурге, хотя работает в Омской области). Если эту перевернутую «пирамиду» поставить на основание и ликвидировать огромный теневой сектор, то мы хотя бы станем понимать, что представляет собой наша экономика с точки зрения территориального производства ВВП и уплаты налогов по территориям.

Пока у нас федерация существует только формально, на самом деле мы живем в жестко централизованном государстве.

– Государственная Дума одобрила закон о бизнес-омбудсмене?

– Да, проект закона уже прошел второе чтение.

Бизнес-омбудсмен будет защищать интересы бизнеса, прежде всего, перед государственными структурами. То есть от неправомерных действий органов власти и органов муниципального управления; от неправомерных решений тех или иных органов исполнительной власти; от неправомерных отказов бизнесу в реализации каких-то проектов; от неправомерных действий правоохранительных органов.

– От коррупционеров будет защищать?

– Конечно.

– Как вы оцениваете в этом контексте последний скандал с Росбанком: как эксклюзив либо практику, просто пока не столь очевидную?

– Думаю, это эксклюзив. Я лично знаю многих руководителей банков – это порядочные люди, которые никогда не опускаются до такого поведения; к тому же уровень их зарплат позволяет не заниматься такими откровенно корыстными вещами.

Пока идет следствие, я не могу говорить в негативном плане о Голубкове (Владимир Голубков – бывший предправ Росбанка. – прим. Bankir.Ru), но сами по себе такие факты недопустимы, это из ряда вон выходящее событие. Посмотрим, чем все это закончится. Я не исключаю и сфабрикованности дела. Но в принципе подобные действия руководителей такого уровня должны быть строго осуждены

Подробнее: http://bankir.ru/publikacii/s/vladimir-gamza-nasha-ekonomika-nastolko-iskazhena-chto-my-ne-ponimaem-chto-v-nei-proiskhodit-10003568/#ixzz2WxEojTaK



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
2 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.