Ольга Гороховская: Покоритель вершин

Электричка привезла меня ранним утром в Подмосковный город Одинцово. Там, в здании принадлежащим когда-то был заводчику Якунчикову, расположен краеведческий музей, где выставлено множество интересных экспозиций и проходят разные выставки. Именно там мне удалось познакомиться с легендарным офицером, разведчиком, спецназовцем, уникальным художником, а по совместительству с директором Одинцовского музея – Шафиковым Ренатом Ренатовичем.

В залах музея часто можно увидеть молодое поколение. Военно-патриотическое воспитание молодежи проводится с непосредственным участием Рената. Он увлеченно рассказывает слушателю не только об экспозициях, но и о военных операциях в которых участвовал сам. Об отваге и доблести друзей, о том, что, проявляя героизм в локальных войнах, бойцы не только воюют, защищают народ, но и строят дороги, аэродромы, помогают голодающим.

Он любит работу с детьми.

И тому есть веские, глубокие причины…



 Ренат Ренатович родился 8 февраля 1966 года в Нижнем Тагиле Свердловской области.

Детский дом в городе Верхотурье, в котором воспитывался Ренат, занимал почти половину действующего древнейшего монастыря. Может быть и поэтому тоже, Ренат научился тонко чувствовать мир…

С детства, Ренат увлекался рисованием, лепкой из пластилина, историей, а также скалолазаньем, туризмом и боксом. Любил читать книги о гражданской войне и мечтал стать военным. Именно поэтому, окончил Суворовское училище, а после - с 1983 по 1987 годы учился в Ташкентском высшем общевойсковом училище им. В.И. Ленина. В этом училище, получившем свое имя еще при живом Ленине, активно, со времен гражданской войны занимались горным делом. В 1986 году учась на третьем курсе, Ренат поднимался на «пик Ленина» высотой более 7 тысяч метров.

Преподаватели этого училища были участниками боевых действий в Афганистане, трое из которых брали дворец Амина. Горной подготовке учеников обучали опытные мастера из подразделения «Снежный Барс».

В 1987 году Ренат попал в 66-ую отдельную мотострелковую Выборгскую Краснознаменную ордена Ленина, ордена Александра Невского бригаду.

Тогда-то, Ренат снова начал активно рисовать. Его рисунки это своего рода военные репортажи, сделанные разноцветными шариковыми ручками. Забегая вперед собственного повествования, скажу, что на данный момент у Рената было уже несколько персональных выставок.

После развала Советского Союза, Ренат остался служить в Узбекской армии. В январе 1990-го года принимал участие в Бакинских событиях, а в июне того же года в Ошских событиях.

В 90-м году встретил свою любовь – будущую студентку Ташкентской консерватории. Через год родился сын Эдик.

В 1993-ем Ренату пришлось спасать двух наших летчиков. Один из них оказался на территории Афганистана в районе развалин, куда не могли дойти пограничники, но дошла разведгруппа Рената.

В июне 95-го года Ренат остался вдовцом с маленьким сыном на руках. 21-летняя жена Рената была убита…

Это был сильнейший удар судьбы. Наверняка, в жизни Рената было много моментов, когда он сам себе говорил, что сломлен, что не сможет, не встанет… но в самой сути сильного человека – движение вперед. Жизнь не остановилась…

В конце 2003-го года, Ренат вышел на пенсию и спустя несколько лет, когда сын стал взрослым, решил осуществить свою мечту…

Еще одна «страничка» из жизни Рената Шафикова. Она позволит дополнить его портрет.

Отрывок из книги С. Скрипика «Телохранитель» (рассказ «Два дня без войны»):

 «25.12.1979 года в 19.33 по московскому времени (21.03 время местное) транспортный самолет ИЛ-76 (бортовой номер 86036), принадлежащий 128-му Паневежисскому полку 18-й военно-транспортной авиационной дивизии, базирующейся непосредственно перед вводом войск в ДРА в казахстанском Чимкенте, заходя на посадку в кабульском аэропорту, врезался в вершину хребта на высоте 4662 метра над уровнем моря примерно в 60 км. от пункта прибытия. На его борту находилось 7 членов экипажа, 34 десантника, три техника-всего 44 человека, а также груз из 19 передвижных полевых кухонь. В катастрофе никто не выжил. Раскаты этого крушения были слышны даже в Кабуле, вспыхнувшее в вечернем небе зарево распространилось на десятки километров, но тогда все приняли отголоски этой трагедии за некое природное явление.

Ударившись о гребень хребта "борт № 86036" раскололся на 2 части. Обломки кабины соскользнули по пологому склону и зацепились за оказавшуюся у них на пути небольшую скалу. Они и остались лежать там на высоте свыше 4 километров 600 метров над уровнем моря. А фюзеляж с останками десантников и грузом рухнул в глубокое труднодоступное ущелье. Потерю ИЛ-76 заметили только тогда, когда все военно-транспортные самолеты вернулись на базу в Чимкент.

Группа высших офицеров во главе с генералом вылетела утром 26 декабря из Кабула и совершила облет места авиакатастрофы ИЛ-76. Кабина была доступна для спасателей, а вот фюзеляж.... В глубоком ущелье повсюду валялись обломки самолета, покореженные фрагменты техники-те самые 19 полевых кухонь, кое-где на снегу просматривались человеческие останки. Добраться до них будет нелегко, сделали вывод члены назначенной комиссии по установлению причин и обстоятельств крушения. Большая страна, пославшая своих сыновей на верную лютую погибель, тогда умолчала об этом прискорбном факте крушения самолета.

Только 4 января 1980 г. группа из 8-ми спасателей-альпинистов, специально сформированная в Казахстане и Киргизии, высадилась на хребте Гиндукуш, ставшем роковым препятствием на пути "борта № 86036". В кабине обнаружили тело помощника командира экипажа Шишова. А вот до фюзеляжа добраться так тогда и не смогли. Поисково-спасательную операцию (хотя кого уже можно было спасти, но так эти тщетные действия принято называть профессиональным языком) свернули, едва начав, а гибель самолета, так практически и не расследовав ее причины, списали на превратности войны, которая с первого и до последнего дня так и не была официально объявлена. Слава Богу, что хоть жертв авиакатастрофы признали погибшими, а не пропавшими без вести (как того требовали инструкции, ведь 43 тела так никто и не видел), что позволило их родным рассчитывать хоть на какую-то мизерную помощь со стороны государства. На их могилах повсеместно - от Прибалтики до Урала и далее до Сибири - установили памятники-кенотафы-захоронения без погребений. В урнах вместо праха - лишь горсть грязной земли с чужбины......

Только четверть века спустя, в 2005 г., удалось организовать поисковую экспедицию к останкам "борта № 86036". Собрать прежнюю группу, уже знакомую с особенностями местности, не довелось. Трое из 8-ми альпинистов, безуспешно пытавшихся спуститься в ущелье 04.01.1980 г., к этому времени погибли при восхождениях на разные вершины. Новая группа, оказавшись на дне 300-метровой пропасти, обнаружила там фрагменты фюзеляжа, груды ржавого искореженного железа. В самом месте падения, непосредственно под обломками образовалась довольно глубокая впадина, превратившаяся со временем в топкое место, что затрудняло поиск. Энтузиасты обратились за финансовой помощью к правительствам ныне суверенных стран постсоветского пространства, чьи граждане так и лежат здесь непогребенными, намереваясь извлечь останки более сорока человек, чтобы потом с почестями предать их земле в родных местах….»

Стоит добавить, что доставкой тел погибших их семьям занимался Ренат Шафиков вместе со своими друзьями.

Есть в Средней Азии необычайно красивая горная система, которая называется «убийца индусов». Гиндукуш, так на русском языке называется эта горная система, имеет несколько вершин, среди которых самой высокой является Тиричмир, высота которой составляет 7699 метров. Именно об этих горах я и попросила рассказать Рената Шафикова.

- Война, длившаяся почти девять лет в горной системе Гиндукуш, закончилась 15 февраля 1989 года. Но никто никогда не брал эти горные вершины. Это и стало целью наших экспедиций – взять все четыре вершины, что будет знаковым историческим событием. Две из них мы уже взяли. Ношак, который мы взяли в 2011 году, – наивысшая точка Афганистана и второй по высоте во всей системе Гиндукуша после Тиричмира. С восточной и южной стороны горы принадлежат Пакистану. В этом году, собираемся идти на Тиричмир.

На фото: Нахожусь на леднике Ношак на выс. 5600 мет., впереди главная вершина Афганистана-гора Ношак 7492 мет. Округ Читрал, провинция Хайбер-Пахтунхва, восточный Гиндукуш, Пакистан - Провинция Бадахшан. Ваханский коридор. Пакистано-афганская граница. Август 2012

- Ренат, скажите, ведете ли Вы дневниковые записи восхождений, которые потом можно было бы опубликовать?

- Да, конечно ведем. И фото и видео, да и записи рукописные, все имеется. Фактически страна воюющая, мы находимся в военном положении, правда оружия у нас нет. К нам приставляется охрана. До высоты 3800 и 4100 нас сопровождает охрана, а далее мы идем сами. Выше никого нет, там только мы. На эту вершину никто из боевиков не залезет, потому что горная система очень тяжелая с проходом не предназначенным для обычных людей. Там нужен специалист знающий горное дело, мы много тренируемся и готовимся к восхождениям. Поскольку там идет война, мы готовы ко всему. Вот, буквально на днях, в местности Гилгит, которая считается самой спокойной провинцией Афганистана, в палаточном лагере, террористами были расстреляны туристы - 10 человек, из  которых, двое россиян, 5-ро –  с Украины. В местности Гилгит, мы планируем побывать в 2014 году. Туда, куда мы идем в этом году, гораздо опасней. Но мы ходим туда уже четвертый год. Местное население нас знает.

- И на каком языке вы с ними общаетесь?

- Я знаю язык местного населения – урду. Но бывает, говорим на английском.

- Как Вы считаете, возможно, ли в будущем наладить мирную жизнь в Афганистане?

- Возможно. Там очень красивые места. Афганцы сами хотят мирной жизни, а еще, они хотят наладить большой туризм. Скажу честно, горы у них очень красивые. Гиндукуш пятая мировая горная система и она практически никем еще не изучена. Там есть малоизвестные этносы, как например калаши, многие племена языческие.

- Зороастрийцы?     

- Да. Они жили три тысячи лет до нашей эры и бежали из Афганистана от насильственной исламизации и захвата земель, которую проводил афганский эмир Абдуррахман-хан. Среди калашей распространена версия — они считают, что пришли из далекой страны Циям и что они являются потомками воинов армии Александра Македонского, что доподлинно неизвестно.

- Это маленькая группа?

- Нет, очень большая. В некоторых поселках достигает 15 тысяч. В Баграме, где мы сейчас будем их 1,5 тысячи, а в Бандоке 5500. Они очень замкнуты, стараются не пропускать к себе цивилизацию и иноверцев. Стараются избегать с ними встреч и не пускать в кишлачную зону. Нам повезло побывать у них, потому что мы приехали не на машине, а пришли пешком. К пешим, они относятся уважительно, так как стараются ограничить движение машин. При подъезде к их деревням, вокруг стоят посты, и на машинах просто не пропустят. Мы сделали крюк в километров 60-70 через перевал и нас встретили как гостей. Во-первых, потому что мы были путники, их гости, да и к тому же пришедшие без оружия. А во-вторых, к альпинистам они относятся уважительно, потому что знают как это трудно, ведь сами эти вершины они взять не могут, хотя видят их с рождения. И еще, горы для них имеют сакраментальный смысл. Именно поэтому, альпинизм для них это мастерство и героизм.

- За счет чего они живут? Скорее всего, - сельское хозяйство?

- Да, у них развито сельское хозяйство. Скотоводство и земледелие за счет которого, они и живут. Кстати, мака и других наркотических растений мы там не видели. На зиму калаши стараются делать заготовки потому, что к ним никто не поднимется. Дороги будут закрыты, лавины сходят одна за другой. Поэтому, летние заготовки очень нужны.

- Ренат, такие встречи лично вам интересны?

- Да, очень. Это ведь история. Это жизнь. Тем более что мы первые с РФ кто попал к ним, кто берет эти вершины.

- А много ли пишут о вас и ваших достижениях СМИ, ведь то о чем вы говорите – чрезвычайно интересно?

- Ну, так… Пишут. Правда, в википедии написали, что мы первые взяли вершину Афганистана.

- Теперь, давайте поговорим о Вашей экспедиции. Когда Вы с ними познакомились?

- Это я ее создал. В 2009 году собрал вместе команду, которая носит название «Восточный Гиндукуш». Цель, как я уже говорил – взять главную вершину Гиндукуша. Альпинистам я объяснил, что ситуация очень опасная, идет война и рассказал, какие могут быть последствия. На подходе к вершине идут боевые действия, поэтому никто ее не может взять. Ребята выслушали меня и приняли решение идти со мной.

- И какой возраст альпинистов?

- Самому младшему 27 лет, самый старший – я. Мне 47 лет.

- Вы идеолог и руководитель группы?

- Ну, они меня так называют… Вы знаете, в 1992 году, когда я впервые попал в Аршанский коридор с группой спецназа и увидел эту вершину, это стало моей мечтой.  На тот момент сверхзадачи взять эту вершину у нас не было. И тогда, я твердо решил, что когда-нибудь ее возьму. После смерти жены, я воспитывал сына. Когда он стал взрослый (ему сейчас 20 лет), я решил осуществить мечту. Взять вершину Ношаг и у нас это получилось! Преодолев 7492 метра, мы водрузили знамя Победы (копия знамени, водруженного над Рейхстагом в 1945 году), флаги России, Одинцовского района, Боевого братства, МАИ, ВДВ и знамя 66-й бригады, воевавшей в Афганистане. Мы заняли 2-ое место по России и СНГ, нам дали грамоту. Первое место взяла группа с Украины.     

- Почему же 2-е место?

- У них был более опасный маршрут, который считается по опасности и по высотному классу альпинизма. Девчонки с Украины шли 6 км. по отвесной скале и спали почти две недели в подвесных люльках. За эту сложность Федерация альпинизма и дала им 1-е место

- А сколько человек было в их команде?

- 5-6 человек. Одни женщины. Сейчас мы подали заявку на главную вершину Тиричмир, высота которой 7690 м. и если нам удастся ее взять, компетентная комиссия будет решать насколько это сложно. Мы сами будем ее квалифицировать, ставить категорию сложности. Категория сложности маршрута определяется продолжительностью, протяженностью, количеством различных препятствий. Например, Ношак имеет предпоследнюю категорию сложности  5Б (последняя шестая).

- Когда планируете вернуться?

- Уходим 15 июля, возвращаемся 4 сентября. Билеты на Пешавар уже куплены.

- А за какие средства вы путешествуете? Есть ли спонсорская помощь?

- Её очень мало. В основном, мы делаем это за свой счет. Пермит (прим.ред. разрешение для посещения закрытого района) стоит 1200 долларов, услуги офицера связи, который должен с нами присутствовать – 2100 долларов. На данный момент мы должны выйти с экспедицией в 9 человек и иметь при себе 9 тысяч долларов. Пока мы обходимся сами, откладываем с зарплаты. Билеты стоят 27 тысяч рублей в оба конца. Виза 101 доллар. Вот и считайте. Нам помогало «Военное братство», журнал «Восточный свет» в лице главного редактора Комаровой И.И. Сейчас ждем помощи от «Синэргии». Конечно, мы в любом случае отправимся в путь, но если бы помощь была, нам было бы гораздо легче.

- Ренат, я от всей души благодарю Вас за эту встречу и желаю Вам и Вашей группе легкого восхождения, покорения и благополучного возвращения. Пусть всё сложится более чем удачно!!!

Примечание: рисунки Шафикова Рената



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
5 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.