Имангали Тасмагамбетов: return of the Jedi

Много лет назад один мудрый казахстанский журналист рассказал мне притчу о том, как некий городской голова возжелал улучшить свой имидж, а занятие это (в те времена) было новым и плохо изученным. Нашли начальнику городского хозяйства надежного автора, заказали статью о том, как процветает город и жители города под чутким руководством ближнего государева человека. Разместили материал - на тогда еще очень модном, жутко независимом и политически грамотном интернет ресурсе и побежали докладывать градоначальнику об успешно выполненном задании.

Одна только ошибка вышла, не учли исполнители по незнанию (дело-то новое было), что важен не только текст хвалебный, но и комментарии к нему – глас народа, так сказать. А врагов у начальника города – ох, как много было. Да, и сейчас завистников хватает. И вот под этой самой хвалебной статьей через 2 часа значилось более 100 негативных откликов со всеми подробностями различными, о том, какой на самом деле аким плохой и дороги не те строит и самострои разрушает и прочее, прочее. Конкуренты постарались.

А про отзывы добрые, да в поддержку авторской мысли и не позаботился никто из исполнителей. Такой вот конфуз вышел.

10 лет спустя легко обнаружить, насколько далеко продвинулась система политического пиара в стране нашего главного евразийского партнера. Знаковые назначения, особенно, если речь идет о чиновниках топ-уровня сопровождаются грамотной экспертно-информационной кампанией, после которой становится окончательно ясно, что только этот человек и может эффективно руководить данным министерством и ведомством. Или, если оппоненты особо сильно невзлюбили своего потенциального конкурента по «ближнему кругу» (такие случаи особенно характерны для экономического блока) – то с иным обоснованием, почему «опять все провалит» и «непонятно зачем назначили» итд.

 Причем, вопрос о профессиональных навыках и определенных способностях вторичен по отношению к главному критерию – преданности и критерию номер 2 – политическому весу. Дело не только и не столько в короткой скамейке запасных в Ак Орде, а, скорее, в том, что по мере вынужденного упрощения модели управления, соответственно, упрощаются и принципы отбора кадров.

В этом отношении назначение Имангали Тасмагамбетова на должность министра обороны несколько выбивается из общего ряда. Выбивается тем, что за ним в представлении казахстанских и российских экспертов закрепилась не только некая персональная роль – быть рядом «при» (вместе с») «01». Имангали Нургалиевич рассматривается многими как носитель определенной идеи в развитии страны – с большим уклоном в национальный компонент.

В данном случае, мы не беремься обсуждать, да и не имеет принципиального значения – правильна ли эта оценка или же речь идет об искусственно приписанном качестве. Важно, то, что Президент «передвинул» политическую фигуру, обладающую неким идеологическим бэкграундом, что в нынешние времена редкость исключительая. Эксперты даже не могут в точности определить - понижение это или новый шанс. Это знает точно только один человек в стране - все остальное догадки. 

Но в экспертном поле, где шло активное обсуждение кадровых перестановок, это обстоятельство (наличие самостоятельного идейного бэкграунда или же искусственное приписывание такового)  сразу же отразилось на векторе, подробности и глубине экспертных оценок.

Заметно, что аналитики отталкивались не только от персональных симпатий или антипатий, что более характерно и для российских и для казахстанских политологов, а пытались примерить на Тасмагамбетова некую «будущую миссию». Как, например, в интервью "Фергане" заявил известный российский эксперт Аждар Куртов: "Его (Тасмагамбетова) воззрения - националистические, куда более жесткие, чем у самого Назарбаева".

Хотя совершенно не очевидно, что именно эту миссию в дальнейшем намеревается нести «граду и миру» новый министр обороны и что такие взгляды действительно формируют его виденье будущего казахстанского государства.Или, что самое главное, эти персональные взгляды будут востребованы на уровне более высоком, нежели должность министра или акима.

Возвращаясь к истории, рассказанной в начале этой небольшой заметки, замечу, что главный урок прошедшего десятилетия – рано или поздно, репутация начинает работать на политика лучше (или хуже) всяких грамотных или не очень пиарщиков.

В данном случае, это, прежде всего, репутация "продукта Назарбаева" - лично преданного и доверенного человека. Во вторую очередь, это репутация крепкого хозяйственника, сильного администратора. И к этому стандартному для ближнего круга набору качеств народная молва добавила еще один штрих - "настоящий казах". Какую роль сыграет эта деталь в политическом будущем Имангали Нуралиевича - вот это и есть главная загадка кадрового решения Президента РК.


 

Якушева Юлия.



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
4 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.