У казахов, башкир и татар схожие взгляды на религию, зачем нам нужны зарубежные идеологи?

На прошлой неделе в Астане, на площадке Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг», состоялся международный видеомост «Религиозный экстремизм: тенденции распространения и практики противодействия». О проблематике мероприятия мы побеседовали с экспертом Центра геополитических исследований «Берлек-Единство», кандидатом политических наук Артуром Сулеймановым:

- Насколько проблема религиозного экстремизма актуальна для Казахстана и России?

Религиозный радикализм – это серьёзная проблема и угроза для многих современных государств. В то же время для стран СНГ религиозный экстремизм – это чужеродный феномен, пришедший «из вне». В советский период такой проблемы фактически не было в силу вполне объяснимых причин, хорошо всем нам известных. В СССР господствовала коммунистическая идеология, которая не признавала религиозных воззрений.

Понятно, что даже в подобных условиях сохранялись конфессиональные особенности населения, но они не играли столь принципиального значения в процессе идентификации и социализации человека. Тем, что ты относишь себя к христианам или мусульманам, нельзя было накормить семью. В подобной среде ростки религиозного экстремизма не могли прорасти глубоко. В силу этих причин народы Россия и других стран СНГ менее ортодоксальны и радикальны в своих религиозных воззрениях.

Однако сегодня ситуация изменилась. Произошли объективные процессы, подчинённые трендам глобализации и демократизации. Во многих странах СНГ было провозглашено право на свободу вероисповедания, отделение религиозных учреждений от государства, невмешательство государства в дела религиозных общин и т.д. С этого времени происходит постепенное формирование фактора религиозного экстремизма. 

 

- Получается, что страны Центральной Азии оказались не готовы к тому, чтобы сформулировать ответ идеологии религиозного радикализма?

- Говоря о возникновении религиозного экстремизма на постсоветском пространстве, следует упомянуть сразу несколько причин. Во-первых, это непроработанность нормативно-правовой базы в начале 90-х годов XX века. В Казахстане, например, в законе, регулировавшем религиозную сферу на протяжении почти двадцати лет «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», не содержалось норм, которые бы вводили санкции в отношении религиозных экстремистов. Впрочем такая ситуация была во многих странах постсоветского региона, и страны Центральной Азии не стали исключением.

Во-вторых, это внешний фактор. Начиная с 90-х годов в странах СНГ открываются религиозные ячейки, спонсируемые из-за рубежа. Так были открыты учебные заведения, религиозные центры, зарегистрированы религиозные организации. Государства долгое время реагировало на это спокойно, до конца не понимая всей угрозы.

В-третьих, и это скорее самое важное, после распада коммунистической идеологии в постсоветском обществе образовался вакуум, который в отсутствии альтернативы начал заполняться экстремистскими и националистическими идеями.

Стоит, наверное, согласиться с тем, что традиционные религии не всегда способны эффективно противодействовать проявлениям экстремизма. Очевидно, что нужна системная работа с участием государства. Представители многих мировых религий до настоящего времени ограничивались во многом общими и декларативными заявлениями. А экстремисты работали и работают, как говорится, «на земле». Сегодня экстремистские структуры проникают в молодёжные социальные сети, студенческие сообщества и т.д. Не говоря уже о том, что экстремистскую литературу сегодня можно найти свободно в электронном доступе. Традиционная религия же во многом стоит на прежних мировоззренческих скрепах. Отсутствует, как мне видится, активная идеологическая борьба традиционного религиозного духовенства с экстремизмом. Но, повторюсь, без участия государства этих проблем не решить.

 

- Что делает идеи религиозного экстремизма привлекательными в глазах молодежи Центральной Азии?

- Некоторые причины я уже назвал. До сих пор сохраняется идейный и духовный вакуум в обществе. Люди понимают, что экстремизм, как и любой другой «изм», не способен решить их проблем. Это лишь способ увести общество от сути проблем, отвлечь внимание от решения конкретных задач. Активная пропаганда идей религиозного экстремизма ведется в сети Интернет. Это «болезнь» современного мира, поскольку без Всемирной паутины многие из нас не представляют жизни.

Еще одна причина – в низком уровне религиозной грамотности большинства населения, неспособности людей отличать религию от радикального фанатизма. Ослабление системы образования – это отдельная проблематика. Сегодня воспитательная работа в образовательных учреждениях постепенно сходит на нет. Образовательный процесс ограничивается учебной и, в лучшем случаи, научной работой студентов. Ещё раз повторюсь, но это очень важный момент: долгое время в странах СНГ считалось, что религиозный экстремизм – это зарубежное явление, которое не имеет у нас социальной и идейной базы. Но, впрочем, не было и базы для противодействия этой заразе.

Наконец, можно говорить и об экономической мотивации, поскольку молодёжь получает от экстремистских структур и сект финансовую поддержку.

 

- Как вы считаете, справляются ли постсоветские государства с вызовами и угрозами религиозного экстремизма сегодня?

- Страны СНГ сегодня принимают адекватные меры по противодействию угрозам религиозного экстремизма. Преодолены многие пробелы в законодательстве, приняты новые законы, программы и концепции. Если говорить конкретно о Казахстане, приняты Закон РК «О борьбе с терроризмом», Закон РК «О противодействии экстремизму». В целях более эффективного регулирования религиозной сферы жизни общества был принят Закон Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». Согласно этому Закону в Казахстане закрываются молельные комнаты в государственных организациях и войсковых частях. Не допускается создание религиозных структурах в государственных органах, организациях образования и здравоохранения и т.д. Закон запрещает незарегистрированную религиозную деятельность на территории республики и предусматривает перерегистрацию религиозных организаций. Примечательно, что данный закон вызвал критику со стороны ряда зарубежных неправительственных организаций. Международная правозащитная организация Freedom House, а также Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ заявили, что новый закон нарушает право казахстанцев на свободу вероисповедания. 

 

- Какие меры помогут снизить угрозу религиозного экстремизма и терроризма в странах СНГ?

- Здесь нужна системная работа государства, традиционных религиозных организаций и общества. Во-первых, традиционное религиозное образование сегодня видится немыслимым без обращения к новейшим информационным технологиям. Необходимо, чтобы будущий священнослужитель разбирался не только в вопросах религии, но и пользовался передовыми достижениями науки. Очевидно, что одно другому не противоречит.

Во-вторых, нужно обратить особое внимание на подготовку духовенства в религиозных учреждениях, с опорой на собственные силы, без обращения к зарубежным специалистам. Опять же я возвращаюсь к теме нашего общего исторического прошлого. Исторически казахи, башкиры, татары, как и другие равновеликие народы СНГ, являются представителями ханафитского течения в исламе, отличающегося умеренностью и высокой степенью толерантностиУ нас родственный менталитет, схожая историческая судьба, наконец, нас сближают взгляды на религию. Зачем нам искать зарубежных идеологов и учителей?

В-третьих, необходимо и дальше сознательно ужесточать правила регистрации религиозных организаций, требуя, чтобы в их учредительных документах была обозначена их принадлежность к традиционным религиозным структурам. В-четвёртых, нужно навести порядок в работе с паломниками, организуя поездки к священным местам только через официальных представителей духовных управлений. В-пятых, необходимо чётко отслеживать, чтобы строительством объектов культурного и религиозного достояния занимались только зарегистрированные религиозные структуры.

Наконец, главное направление профилактики религиозного экстремизма – это эффективная социальная и молодёжная политика в стране. Молодёжь – это наше будущее и именно она оказывается наиболее уязвимой для экстремистских атак. Для этого сегодня особенно важно укреплять институт здоровой и традиционной семьи.

 

Жанар Тулиндинова (Астана)

 

http://ia-centr.ru/expert/24869/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
16 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.