Модернизационный дискурс в России

Курс на модернизацию в РФ стал намечаться ещё в 2008 году. Тогда Д.А. Медведев, будучи ещё первым вице-премьером, выступил на V Экономическом форуме в Красноярске, где озвучил так называемую концепцию 4-х «и»: инноваций, инвестиций, инфраструктуры, институтов. Эта программа легла в основу модернизационной политики государства в последующие четыре года. Логика этой схемы такова, что для внедрения в экономику новых знаний необходима соответствующая инфраструктура. Для инновационной экономики нужна экономика стимулов к инновациям, которая станет основой инновационной национальной системы. На Азиатском Форуме в Китае Медведев дополнил концепцию 5-ым «и»- интеллектом. Таким образом, делался акцент ещё и на инвестиции в человеческий капитал.

В рамках концепции 4-х «и» были поставлены следующие основные задачи:
– построение мощной и самостоятельной финансовой системы;
– превращение рубля в одну из региональных резервных валют;
– модернизация транспортной и энергетической инфраструктуры;
– создание новой телекоммуникационной инфраструктуры будущего;
– формирование основ национальной инновационной системы .

Тема модернизации укоренилась в российском политическом лексиконе с избранием Д.А. Медведева Президентом России. Первым документом, в котором говорилось о модернизации как о ключевом направлении работы правительства, стала статья Д.А. Медведева от 10 сентября 2009 года «Россия, вперёд!». Президент признает, что «неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ» являются проблемами для России. Именно модернизация призвана помочь в преодолении данных и ряда других проблем. В том числе, и российская внешняя политика, которую должны определять не ностальгия, а долгосрочные цели модернизации России .

В 2008-2012 годы было понятно, что модернизация останется ключевой темой и в последующие годы. Но в преддверии президентских выборов в начале 2012 года реализация модернизационных проектов и планов была поставлена под сомнение. Некоторые обозреватели исходили из того, что для В.В. Путина всегда важнее была стабильность. В ряде СМИ периодически стала появляться информация о том, что финансирование модернизационных проектов может быть прекращено. Но в период президентской предвыборной кампании тандем Путин – Медведев не раз затрагивали тему модернизации. Так, на встрече с избирателями 1 декабря 2011 года в Москве Путин заявил о том, что «дух инноваций и модернизации должен пропитать все наше общество, это должен быть новый этап в развитии нашей страны и государства». Медведев, в свою очередь, сказал: «Модернизация - это состояние души. Если есть ощущение того, что жизнь должна измениться, значит, все получится. Мы считаем, что этим необходимо заниматься, и мы будем этим заниматься, если получим полномочия от нашего народа». Данные высказывания стали свидетельством того, что даже после смены руководства страны тема модернизация будет одной из ключевых в повестке дня.

Главное, чего не произошло в России в последние годы, это осознания того факта, что ее модернизация может основываться на национальной почве, включая науку, культуру, образование, а не идти по пути внешних заимствований. Тем более, когда речь идет не только о технологических, но и о социально-политических и ценностных заимствованиях. Это главная проблема, которая отражается в технологическом и социально-экономическом отставании России от развитых стран. Отставание России выражается в том, что если доля российского ВВП в мире составляет 2,5%, то наукоемких отраслей – 0,25%. Необходимо увеличить инвестиции в национальные наукоемкие отрасли и образование для того, чтобы «сдвиг» по Ростоу стал возможным.

Сегодня российское руководство, как и в 80-90 годы ХХ столетия, не видит иного пути, кроме как использования либеральной модели развития. В те годы это привело к тому, что в результате проводимых либеральных реформ Россия откатилась назад и стала зависимой от Запада. Сейчас ситуация улучшилась, но последствия тех реформ ещё не преодолены. Национальные технологические, научные, образовательные школы, разрушенные в 1990-е годы, постепенно восстанавливаются, но недостаток финансирования приводит к тому, что лучшие умы России, которые могли и должны были стать двигателями отечественного прогресса, в том числе модернизации, уезжают за границу.
Следуя по пути экзогенной модернизации, России если и не угрожает потеря части суверенитета, но значительно снижается самостоятельность принятия решений по внутренним и внешнеполитическим вопросам. Этот немаловажный фактор свидетельствует о необходимости альтернативной, национальной модели модернизации. В этом смысле новая модернизационная концепция должна содержать в себе по крайней мере два компонента: учитывающую опыт зарубежных государств национальную инновационную систему и культурные традиции страны. Показательно в этой связи определение К. Фрименом национальной инновационной системы как «сети институтов общественного и частного секторов, деятельность и взаимодействие которых порождает создание, приобретение, изменение и распространение новых технологий» .

Д. Белл, ещё один известный автор концепции модернизации, предлагает трехступенчатую модель модернизации. Он разделяет общества на доиндустриальные, индустриальные и постиндустриальные. По его мнению, в доиндустриальном социуме люди используют природу и природные ресурсы, развивая сельское хозяйство; в индустриальном обществе они развивают промышленность и промышленное производство; а на третьей, высшей ступени, то есть на стадии постиундустриального общества главные роли играют человек и информация. Благодаря знаниям людей возникает информационное общество, которое делает возможным развитие и внедрение инноваций.

Сегодня Россия, претендуя на роль постиндустриального общества, испытывает нехватку кадров. Усугубляется ситуация и демографическим кризисом, который давно стал реальность. Высшее руководство страны всецело осознает этот факт. Так, А.Д. Медведев высказал мысль о том, что «модернизация российской демократии и формирование новой экономики, на мой взгляд, возможны только в том случае, если мы воспользуемся интеллектуальными ресурсами постиндустриального общества». Это подразумевает использование и человеческого капитала.
Проблема кадров и демографическая ситуация в стране стали настолько насущными, что в сентябре 2011 года секретарь Совбеза Н. Патрушев был вынужден заявить, что «численность трудоспособного населения России до 2025 года уменьшится не менее чем 10 млн человек. Страна вступает в наиболее сложный с точки зрения демографической ситуации период». Патрушев добавил, что «резервы повышения уровня экономической активности в молодом и старшем возрастах фактически исчерпаны». Он считает, что ситуация «требует новых решений и мер по привлечению в нашу страну высококвалифицированной рабочей силы, представителей так называемого «среднего класса», способных решать задачи модернизации» .

По мнению академика РАН Георгия Георгиева, «утечку мозгов» из России можно остановить «путём создания и поддержки программ фундаментальных исследований в разных областях науки». Увеличение финансирования РАН и исследовательских лабораторий, институтов является необходимой составляющей для ускорения процесса модернизации. Так, в 2010 году финансирование РАН было урезано на 10%, а гранты ученым стали явно недостаточными по своему финансовому эквиваленту в силу растущей инфляции .

Автор: Анастасия Леонтьева

www.nasledie.ru



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
7 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.