18 апреля 2017 года премьер-министр Великобритании Тереза Мэй объявила досрочные парламентские выборы в стране, назначив их на 8 июня. Ранее она отрицала возможность такого развития событий, апеллируя к Закону о фиксированном сроке полномочий парламента. Между тем в текущей политической конъюнктуре шаг премьера вполне обоснован.

В июле 2016 года нынешний премьер была избрана лидером Консервативной партии посредством внутрипартийного голосования после отставки Дэвида Кэмерона, а значит, не прошла через всенародные выборы. Актуальные тенденции в  раскладе политических сил Соединенного Королевства формируют весьма выгодный для тори пасьянс. В последнее время лейбористы во главе с малопопулярным лидером Джереми Корбином стремительно теряют народную поддержку. Так, социологическая служба YouGov указывает, что за консерваторов готовы проголосовать 44 % британцев, в то время как за лейбористов лишь 23 %. Издание The Financial Times прогнозирует, что итоговое преимущество консерваторов над лейбористами составит 21 %. Прогнозы службы Communicate Research более осторожны, но и ее эксперты не сомневаются в грядущей победе Консервативной партии, которой они отдают 36 % голосов против 23 % у лейбористов.

Таким образом, текущая ситуация выглядит для Консервативной партии выгоднее, чем нынешнее соотношение мандатов в Палате общин, сформированное по итогам предыдущих выборов (в мае 2015 г.). Тогда консерваторы набрали 36,8 %, а лейбористы – 30,5 % голосов. В результате перераспределения голосов и мандатов партия действующего премьера Терезы Мэй получила в Палате Общин 330 мест из 650-ти. Прогнозируемая сегодня социологическими службами потенциальная прибавка голосов в 5-10 % при одновременном снижении популярности Лейбористской партии – вполне достаточное основание для «железной леди», чтобы отказаться от своих слов о нежелании «играть в политические игры» и провести досрочные парламентские выборы, не дожидаясь 2020 года.

В решении Мэй присутствует также стремление посредством консолидации власти консерваторов повысить шансы на сохранение территориальной целостности Соединенного Королевства. Дело в том, что после референдума о членстве страны в ЕС в Великобритании активно развиваются дезинтеграционные процессы. Сейчас премьер надеется, что июньские выборы объединят британское население и это нивелирует  угрозу выхода из состава Великобритании Шотландии, где набирают обороты центробежные тенденции, а также Северной Ирландии, переживающей политический кризис.

Кроме того, ожидаемая  Мэй победа на грядущих выборах поможет ей справиться с оппозицией в рядах собственной партии – как известно, часть консерваторов все еще не поддерживают Brexit или формат этой процедуры, выбранный премьером (так называемый, «жесткий» Brexit, предполагающий выход Британии из единого европейского рынка и таможенного союза ЕС).

Можно предположить, что досрочные парламентские выборы вряд ли преподнесут интересные сюрпризы (помимо лейбористов, основными оппонентами консерваторов выступают с разных флангов Шотландская национальная партия (SNP) Николы Стерджен и Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP) Найджела Фараджа, которые согласно последним опросам могут набрать не более 5 и 9-10 % соответственно). Однако с учетом имеющихся трений между британскими политическими игроками, нагнетанием градуса риторики между командой Мэй и евробюрократами по вопросу выхода Великобритании из Евросоюза, а также критичных настроений в британском обществе, маловероятно, что инициированные премьером Мэй парламентские выборы приведут к стабилизации внутриполитической ситуации в стране.

 

Список использованных источников