Рахим Ошакбаев: Экономические власти попали «в тактическую ловушку»

Квазигосударственный сектор в Казахстане с его «привилегиями», непрозрачностью и неподконтрольностью стал сегодня излюбленной мишенью для критики представителей экспертного сообщества, депутатского корпуса и даже правительства. Не исключено, что информационный негатив в отношении «как бы государственного сектора» генерируется не только той частью элиты, которая хронически недовольна своей «непричастностью» к его благам, но и теми, кто ответственен сегодня за разработку стратегии выхода из кризиса в условиях сокращающегося «пространства возможностей» для Казахстана. А потому можно предположить, что конфликтное поле вокруг квазигоссектора будет только возрастать.

 

Проблемы квазигосударственного сектора не новы и давно известны – пожалуй, они стали «общим местом» в любой дискуссии на экономическую тему на казахстанском материале. Широко известна и привычка нацкомпаний приумножать деньги, накачиваемые в них государством, не инвестируя их в проекты, работающие на экономику, а откладывая на депозитах в банках второго уровня. Широко известен и особый статус квазигоссектора, позволяющий ему миновать как проверки Счетного комитета, так и публичную отчетность о своей эффективности в рамках исполнения республиканского бюджета. 

 

На прошедшем недавно Астанинском экономическом форуме проблематика квазигосударственного сектора, приправленная свежими цифрами, вновь прозвучала во весь рост в выступлении директора Центра прикладных исследований «Талап» Рахима Ошакбаева

 

По словам эксперта, из 34 млрд долларов, направленных за последние девять лет государством в экономику Казахстана (речь идет по большей части о нефтяных доходах), большая часть перекачивалась именно через шлюзы квазигоссектора. В то же время дивиденды государства от этих инвестиций составили всего 1,6 млрд долларов, констатировал экономист. 

 

Ошакбаев подчеркнул абсолютное доминирование «как бы государственного сектора» в казахстанской экономики: активы госсектора в национальном ВВП составляет 60%, тогда как в странах ОЭСР бэнчмарк ограничен долей в 15%. Но большую тревогу, по мнению эксперта, составляет не сами текущие показатели, а тренд на рост доли государства в экономике: по его прогнозам, в 2017 году она только увеличится. 

 

При этом растущая доля квазигоссектора оказывает крайне негативное влияние на формирование денежного рынка, отметил эксперт. Ошакбаев сослался на недавний отчет Счетного комитета в парламенте, в котором сообщалось, что к 1 июля 2016 года квазигоссектор держал на денежных счетах и на депозитах в банках ликвидность в размере 5,3 трлн тенге. По данным, приведенным экспертом, средства нацкомпаний составляют треть от всех денег, размещенных населением и юридическими лицами в банках второго уровня, и свыше половины от всех депозитов юрлиц. 

 

Последствия этой «экономики депозита» гораздо более разрушительны, чем может показаться на первый взгляд, поскольку Национальный банк вынужден «стерилизовать» эту избыточную ликвидность посредством выпуска нот, завышая базовую ставку. Связано это с опасениями – вполне справедливыми, уверен экономист, – что этот денежный «навес» размером в 5,3 трлн тенге может уйти на валютный рынок и курс тенге вновь упадет до 380 тенге за доллар. 

 

Таким образом, по мнению Ошакбаева, казахстанские экономические власти попали «в тактическую ловушку», пытаясь подстегивать рост экономики с помощью фискальных стимулов, наращивая количество госрасходов и программ, увеличивая фондирование квазигоссектора, который, как выясняется, является «узким бутылочным горлышком» в реализации этих самых программ. 

 

«В итоге Нацбанк видит избыточную ликвидность, держит высокую ставку и абсорбирует бюджетные остатки... Таким образом, кредитование у нас стагнирует, последние полтора года кредитование практически не растет, снижаются инвестиции, замедляется рост и снова правительство вынуждено фискальными стимулами пытаться с этим что то сделать», - поясняет эксперт. 

 

Получается, что ни правительства, ни квазигоссектор, ни Нацбанк не могут вырваться из этого «колеса Сансары», повторяя один и тот же цикл без видимых эффективных результатов и только усугубляя текущие экономические проблемы. 

 

Мажилисмен, руководитель фракции партии «Ак жол» в парламенте Азат Перуашев также недавно отличился критикой в адрес квазигоссектора. На совместном заседании палат парламента он изложил свой незамысловатый план решения проблемы – изымать свободные деньги у нацхолдингов, как суммы, лежащие на банковских счетах, так и начисленные по ним проценты. 

 

«В минувшем году нацхолдингам и нацкомпаниям из бюджета было выделено 304 млрд тенге, а обратно в бюджет поступило 36 млрд тенге, то есть в 9 раз меньше. При этом деньги лежат на депозитах в банках, а получаемые проценты используются не в государственных целях, а по собственному усмотрению. Хотя по идее создание сектора квазигоскомпаний подразумевало их работу на рыночных принципах, то есть из собственной прибыли. Поэтому считаем, что в целях повышения эффективности госинвестиций следует ввести в практику — изъятие и возврат государству сумм, не используемых нацхолдингами по назначению, включая полученные проценты по депозитам», — заявил Азат Перуашев

 

Помимо этого, Перуашев потребовал включить в республиканский бюджет раздел по бюджетам нацхолдингов с обязательным отчетом об их исполнении. «В противном случае правительству может быть выгоднее рассмотреть вопрос об упразднении нацхолдингов», — предупредил он. 

 

И надо сказать, что Перуашев отнюдь не одинок в своих призывах взять квазигоссектор под более жесткий контроль. Аналогичный месседж поступил и от министерства финансов. На прошлой неделе, в правительстве, министр финансов Бахыт Султанов представил поправки в закон «О госзакупках», акцент в которых сделан на том, чтобы наделить Минфин правом контролировать закупки, осуществляемые нацхолдингами. 

 

Султанов выделил три ключевых вопроса. Первый — это установление единых правил закупок для всех субъектов квазигоссектора, в том числе нацхолдингов «Самрук-Казына», «Байтерек», «КазАгро». Второй — закрепить подконтрольность государству закупок квазигоссектора. Третий — предусмотреть ответственность работников квазигоссектора за нарушения правил закупок через административное и коррупционное законодательство. 

 

Надо сказать, что у председателя правления ФНБ «Самрук-Казына» Умирзака Шукеева притязания со стороны Минфина вызвали активные возражения, причем аргумент Умирзак Естаевич представил дипломатически выверенный и практически безупречный. По словам главы «Самрук-Казыны» в преддверие IPO «голубых фишек» («Самрук-Казына» намерен осуществить публичное размещение шести компаний, входящих в холдинг, во второй половине 2018 года) бюрократизация процесса закупок может «отпугнуть» иностранных инвесторов. 

 

«Хотелось бы выразить позицию фонда по внесенному в правительство законопроекту по вопросам закупок. Законопроектом предусматривается передача методологии закупок квазигоссектора Минфину. Я бы хотел напомнить, что это уже было. И возврат к этой практике, на наш взгляд, может быть шагом назад. Мы не возражаем против установления единых правил закупок для всех субъектов квазигоссектора и установления ответственности работников квазигоссектора за нарушение правил через административное и коррупционное законодательство. Но у нас есть вопросы по тому моменту, когда закупки квазигоссектора предлагается «загнать» под контроль Минфина. Нам кажется, что в преддверии IPO это может сыграть негативную роль при оценке наших компаний. Закупки относятся к операционной деятельности нацкомпаний, и инвесторы будут чувствительны к тому, что закупки коммерческих организаций регулируются госорганом. Поэтому данную часть законопроекта нам нужно внимательно посмотреть и согласовать не только с «Самрук-Казына», но и с «КазАгро» и «Байтерек», — таким был дословный ответ Умирзака Шукеева Бахыту Султанову. 

 

Нечасто можно услышать подобного рода препирательства между министром финансов и главой нацхолдинга. Обычно казахстанская элита решает разногласия не в публичном пространстве, не работая на камеру. Подобные «выбросы энергии», скорее всего, свидетельствует о существовании крайне напряженного конфликтного поля вокруг квазигоссектора, который долгое время представлял собой заповедник вольностей. Оно и понятно: если раньше нефтяные излишки позволяли амортизировать неэффективность работы квазигоссектора, многочисленных нацокмпаний, институтов развития, то сегодня, когда «жировая прослойка» истончилась, а в карманах гуляет вольный астанинский ветер, претензии в их адрес будут звучать все более настойчиво, а в качестве решения проблемы будет предлагаться экспроприация привилегий.



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
9 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.