Детки в клетке

 

Кто-то из великих сказал, что отношение к старикам и детям – это показатель уровня развития общества. Вот и взялись наши законотворцы за детишек. Только приняли закон против педофилов, как последовали ещё несколько законопроектов. Как же изменится жизнь детей после новых думских инициатив? Я не юрист. Но я, во-первых, мама, а во-вторых – журналист. И эти законопроекты касаются лично меня и моего ребёнка, а ещё моей профессии. Когда их принимали, моего мнения, равно как и мнения других родителей, никто не спросил. Не посоветовались и с журналистским сообществом. Однако это не значит, что альтернативных мнений на этот счёт нет. Для начала выскажу своё.

Софьинский детский дом в Наро-Фоминском районе Подмосковья стал известен на всю страну благодаря публикациям журналистки Ксении Турчак в газете «Нара-Новость». В сентябре прошлого года девушка увидела объявление о пропаже мальчика из детдома, перезвонила туда, предложила помощь. Но ответ получила странный... Это насторожило журналистку, и она начала собственное расследование. Оно-то и привело её в местную психиатрическую лечебницу, куда был помещён мальчик, удравший на самом деле к родной бабушке от детдомовских воспитателей. Ребёнок был напичкан психотропными препаратами и обколот транквилизаторами... Настырная журналистка продолжала «копать» дальше и «докопалась» до того, что из 40 воспитанников Софьинского детского дома, оказывается, 23 были помещены в психиатрическую лечебницу. Ксения Турчак опубликовала в газете несколько громких статей на эту тему.

А теперь угадайте развязку. Если вы думаете, что руководство детского дома привлекли к ответственности, а воспитателей наказали, то должна вас разочаровать. Уголовное дело по статье 137, ч.1 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни) возбудили против журналистки Турчак, написавшей об этой истории. Она якобы проникала в детский дом под видом усыновителя ребёнка и ввела всех в заблуждение. Хотя, для сведения, на тот момент журналистке Ксении Турчак было всего 17 лет и претендовать на усыновление ребёнка она ну никак не могла. Возбудив уголовное дело, следователь никаких следственных действий не проводил и на ходатайства журналистки и её адвоката не отвечал. Вскоре Ксению Турчак и вовсе объявили в федеральный розыск, хотя она каждый день исправно ходила на работу и место жительства не меняла...

Больше всего в этой истории меня поразил даже не «наезд» на журналистку, которая обнародовала без согласования с местными властями сенсационную информацию об издевательствах над детьми в местном детском доме. Поразило то, что на защиту этого самого детского дома поднялись все – местная администрация, местный следственный отдел, прокуратура. При этом никто ни словом не обмолвился о детях, над которыми, по мнению журналистов, воспитатели мудровали как им вздумается! Никто!

Совершенно очевидно, что такие материалы портят статистику и парадные отчётности по счастливому детству. А ещё они портят жизнь местным чиновникам и следователям, воспитателям детдомов и органам опеки. Кстати, в этом деле почти незамеченным остался один факт. У мальчика, отправленного стараниями детского дома в психушку, не было родителей. Его единственным законным представителем являлась бабушка. Но как только грянуло расследование, местные органы опеки правдами и неправдами вынудили старенькую бабулю написать отказ от прав на ребёнка. Таким образом детский дом получил над мальчиком неограниченную власть.

О продолжении этой истории вы едва ли сможете узнать. Потому что освещение произошедшего вступает в противоречие с новым законопроектом Думы. Дело в том, что недавно депутат Алина Кабаева внесла разработанный в недрах «Единой России» законопроект, согласно которому штрафом от 300 тыс. до миллиона рублей будут караться все, кто распространяет информацию о детях, пострадавших в результате противоправных действий без согласования с законным представителем ребёнка. То, что Софьинский детский дом как новый законный представитель ребёнка «закроет» всю информацию, факт, думаю, понятный.

Согласно предложенному законопроекту запрещается также распространение теле-, видео-, радиопрограмм и иных публикаций, содержащих кадры оперативных съёмок, на которых запечатлены пострадавшие дети. Таким образом, наибольшее влияние поправки должны оказать на работу СМИ, в закон о которых по этому случаю планируют внести изменения. Кстати, на данный момент в российском законодательстве каких-либо наказаний за распространение подобной информации не предусмотрено.

Нет, я не спорю, безусловно разглашение имени ребёнка, пострадавшего от действий педофилов, может только навредить, а порой и сломать маленькому человеку жизнь. В этом случае любая видеосъёмка и данные, позволяющие идентифицировать ребёнка, табу. Но вот как быть со случаями издевательства над детьми со стороны воспитателей детдомов, а также медперсонала в детских больницах? По сути, детдомовское начальство и воспитатели после утверждения этого закона получат неограниченную власть над детьми, плавно переходящую во вседозволенность и бесконтрольность. И случай с уголовным преследованием журналистки Ксении Турчак весьма показателен: нам просто дают понять, что можно, а что нельзя. Выходит, что издеваться над детишками в детдоме – пожалуйста, а вот писать и говорить об этом – ни-ни!

Простор для действий врачей в детских стационарах теперь будет практически беспредельный: новый законопроект «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» ограничивает право семьи на совместное пребывание родителя с ребёнком в больнице. Статья 47.4 этого закона, в частности, предоставляет право пребывания в медицинском стационаре одному из родителей только с ребёнком, не достигшим трёх лет. В отношении других детей действует формулировка «при наличии медицинских показаний».

Я не знаю, кто пишет наши законы, но мне всё чаще кажется, что это либо бездетные люди, либо те, кто уж очень не любит детей. Потому что любой, у кого есть дети, знает: трёхлетний малыш не в состоянии самостоятельно себя обслужить, особенно во время болезни, не может осуществить гигиенические процедуры, принимать пищу, соблюдать предписания врача. Кроме того, ребёнок, попавший в медицинское учреждение, находится в состоянии стресса, который многократно усиливается в отрыве от матери. Психологи уже предостерегают от развития детского «госпитализма», который проявляется в отказе от еды, утрате речи, нежелании идти на контакт с окружающими. Состояние глубокой душевной травмы часто остаётся у ребёнка ещё долгое время после выписки из больницы.

Я примерно понимаю, чем вызвана эта драконовская мера, инициированная министром здравоохранения Вероникой Скворцовой. Бюджетное финансирование детских медицинских учреждений непрестанно сокращается, мест катастрофически не хватает. Не так давно Госдумой был принят закон о переходе школ, детских садов, больниц и других социальных учреждений на самоокупаемость. И ещё немного цифр. Если сейчас на здравоохранение приходится 4,4% всех расходов федерального бюджета, или 554 млрд рублей, то в 2015 году эта доля сократится до 2,7% и составит 383 млрд рублей. Первыми жертвами недофинансирования сделали детей...

Но есть и ещё один момент. Родители, находящиеся в больнице, наблюдают за действиями или бездействием врачей. Они могут пресечь грубость, оспорить лечение, указать на халатность или бездушие. Естественно, чтобы этого избежать, врачам проще иметь дело с ребёнком, который и возразить-то не сможет, не то что пожаловаться.

Конечно, не все детские больницы славятся бездушием врачей. Например, в прошлом году мы попали в Тушинскую горбольницу, где были внимательные и участливые доктора. Но я не представляю состояние своего ребёнка, если он окажется один на один с врачами в новой, чужой ему обстановке. А тут ещё уколы болючие да капельницы...

Лично мне нетрудно предугадать исход переговоров родителей с медперсоналом при поступлении ребёнка старше трёх лет в стационар. Разумеется, всё будет заканчиваться предложением некоей суммы денег. В условиях, когда бюджетное финансирование детских больниц не сулит ничего хорошего, лишние деньги врачам совсем не помешают. Более того, подозреваю, что именно это может стать негласной статьёй доходов сотрудников детских стационаров в условиях кризиса и недофинансирования.

Кстати, чуть не забыла. Положение о том, что дети после трёх лет должны находиться в стационаре без родителей, выглядит насмешкой в сравнении с предшествующим пунктом того же законопроекта. Статья 47.3 предоставляет право отцу ребёнка бесплатно присутствовать при родах. Ответьте мне в этой связи на вопрос: кому в большей степени нужна моральная, психологическая и физическая поддержка в стационаре – взрослой женщине или беззащитному малышу?

Нет, пусть даже государство наше с каждым днём становится всё демократичнее. Вот только степень его участия в жизни человека всё меньше. А в случае с детьми оно, государство наше, похоже, и вовсе повернулось спиной. Конечно, дети, они на выборах не голосуют, что с них возьмёшь? Они и возмутиться-то не смогут, и на митинг не пойдут…

Правда, когда вырастут, могут задаться вопросом: « А зачем мне такое государство, которое мне детство испортило?».

А время, между прочим, летит быстро...

 текст: Ирина Мишина. 

фото Максим Шамота

 www.mishina.viperson.ru



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментарии

Аватар пользователя Елена

Больно думать о последствиях. Сердце болит за всех детей, попавших беду. А это большая беда оказаться беззащитными перед теми, кто имеет власть над тобой и при этом вовсе не желает тебе добра. Ещё больнее становится от собственной безысходности. Что дедать? Что мы можем предпринять?

replica uhren replicas de relojes replica watches breitling cartier fake watches rolex milgauss replica the best replica watches best replica rolex replica panerai watches fake rolex watches replika ure best breitling replica rolex replica paypal rolex replika ure polo ralph lauren shirt ralph lauren home outlet ralph lauren polo t shirts polo ralph lauren outlet online ralph lauren men's clothing cheap polo shirts for men Men's Polo Shirts on Sale

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
8 + 12 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.